Альмодис де ла Марш - звезда средневекового феминизма

В наши дни повсеместно наблюдается глобальная феминизация общества - и не заметит этого только слепой. Женщины активно отстаивают свое право на полное равенство с представителями противоположного пола - и кое-где не только уже его отстояли, но даже и подвинули мужчин в сторонку своим крепким феминистским плечом. И поделом! Потому что, по мнению феминисток, эти ленивые волосатые наглецы (мужчины) на протяжении всей истории человечества относились к женщинам,  как к существам низшего порядка, и не то что равноправия полов, но даже и мысли о нем не допускали. 

Что же, во многом это верно - во многом, но не во всем. И не везде. Уже в средние века на землях, где действовало Вестготское право (Lex Visigotorum), в частности, в Каталонии, женщины обладали равным с мужчинами правом наследовать, сохранять и управлять своим собственным имуществом.

 

Одна из таких женщин, которое не только это право имела, но и активно им пользовалась, да и вообще жила в полном соответствии с концепцией гендерного равноправия, похоронена в кафедральном соборе Барселоны, куда я и приглашаю вас заглянуть.  

Кафедральный собор Барселоны. Гиды в Барселоне

Войдем в этот огромный готический храм, под завязку набитый интереснейшими реликвиями, и сразу за за дверью, ведущей в клуатр, справа от главного алтаря, обнаружим на стене две старинных деревянных гробницы, в одной из которых покоится прах графа Барселоны Рамона Беренгера Первого по прозвищу "Старый", а в другом - его супруги, графини Барселонской Альмодис де ла Марш. Об этой без преувеличения выжающейся женщине Средневековья мы и собираемся поговорить. 

Кафедральный собор Барселоны. Экскурсии по Готическому кварталу Барселоны

Альмодис родилась приблизительно в 1020 в семье графа Лиможского Бернарда, и до того, как попасть в нашу славную Барселону и сделаться ее графиней, уже успела дважды побывать замужем. Первый брак с Гуго Благочестивым, графом Лузиньяна, не продлился долго и был аннулирован ввиду близкой степени родства между супругами. 

 

Во втором браке - с Понсе Вторым Тулузским - все складывалось, вроде бы, более удачно. От Понсе Альмодис имела четверых детей один из которых, Рамон Шестой, впоследствии основал графство Триполи во время Первого Крестового похода.  Нет никаких оснований считать, что Альмодис была несчастлива в браке с Понсе, продлившемся десять лет - однако мирное течение ее семейной жизни кардинально изменило обстоятельство, совершенно немыслимое во времена Средневековья - любовь. 

 

Заметьте, я вовсе не хочу сказать, что в Средние века не любили - любили, как и сейчас, однако как весомый аргумент при заключении и расторжении брака эта самая любовь не учитывалась. Нисколечко. Совершенно. Никак. В ту пору браки заключались на основании куда более объективных соображений - политических, династических, имущественных, наконец - но уж точно не любовных! Но и Альмодис, как мы уже сказали, была женщиной не обычной, а выдающейся. 

 

Любовь явилась к Альмодис в образе графа Барселоны Рамона Беренгера Первого, который направлялся в Святую Землю, и по пути решил заночевать в Нарбонне, в одной из резиденций Понсе Тулузского, который в то время находился со своим двором, супругой и детьми как раз там. Прошу отметить, что на момент знакомства с Альмлодис наш Беренгер уже был женат вторым браком на юной Бланке, а от первого брака  имел сына Педро Рамона. То есть, наши средневековые голубки находились в одинаково семейном статусе, что, похоже, нисколько их не остановило. 

 

Невозможно утверждать наверное, когда между Беренгером и Альмодис проскочила первая искра: сразу, или часом позже, или наутро, когда барселонский гость засобирался уезжать - но искра эта была, и, перефразируя классика, из "искры этой возгорелось пламя". На обратном пути Беренгер снова заглянул к Понсе Тулузскому, но уехал уже не с пустыми руками - а с женой последнего. 

 

Как именно это случилось, доподлинно не известно. Некоторые историки утверждают, что Альмодис бежала с ним по доброй воле; другие считают, что он увез ее насильно и на корабле доставил в Барселону, а корабль, дескать, ему услужливо предоставил один дружественный эмир...  Не совсем понятно, где в это время находился Понсе Тулузский, допустивший это вопиющее безобразие, но случилось то, что случилось, и в 1053 Рамон Беренгер и Альмодис сочетались в Барселоне пышным браком. 

 

Разумеется, разразился огромный скандал. Юную Бланку мгновенно заточили в монастырь, и общественность принялась дружно жалеть ее, ругая Беренгера и злую разучницу Альмодис на все корки и лады. Понсе Тулузский рвал и метал, лишившись законной супруги, и грозился оторвать Беренгеру его коварную барселонскую голову - хотя от угроз к делу переходить не спешил.

Бабка Рамона Беренгера, властная и волевая Эрмезинда Каркассонская, лютовала, наблюдая как спятивший от любви внук осыпает новую жену дарами, да и было отчего: в 1056 Беренгер подарил Альмодис графство Жирону, часть оброка от тайфы Лерида, а также сто манкузо (золотых монет) ежемесячно от тайфы Сарагосы. В этой щедрости внука Эрмезинда  - еще одна "звезда среднековекового феминизма" от правления которой страдали тысячи мужичков по обе стороны Пиренеев - усматривала прямую угрозу личным имущественным интересам, и, используя свое влияние, добилась того, что Понтифик Виктор Первый отлучил Беренгера и Альмодис от Церкви - жесточайшее по тем временам наказание. 

 

 

Вот тогда-то Беренгер с новой супругой и принялись активно жертвовать деньги на достройку барселонского собора (речь о романском храме, предшественнике нынешнего). Именно по этой причине надпись под гробницами Беренгера и Альмодис указывает, что они являются основателями собора Барселоны, достроенного и освященного 18 ноября 1058.   

Годом ранее Беренгеру удалось восстановить добрые отношения с бабушкой, выкупив у нее суверенные права над рядом еписопатов и графств за тфсячу золотых унций - и довольная сделкой старушка, вновь задействовав свои связи со Святым Престолом, добилась того, что Беренгера и Альмодис вернули в лоно церкви. 

Гиды в Барселоне, эксскурсии в Барселоне

Оба предыдущих брака удалось, в конце концов, аннулировать, и с этой поры началось идиллическое совместное правление Беренгера и Альмодис, в ходе которого онни не только сохраняли, но и активно приумножали свои владения. Дань, которую выплачивали зависимые от графства Барселоны мусульманские тайфы, позволила им приобрести ряд крупных замков у феодалов Каталонии, а также расширить свое влияние на юг от Пиренеев, чему очень помогли родственные связи Альмодис. 

 

Например, графство Каркассон удалось очень удачно приобрести по той причине, что правила им Рангарда де ла Марш, родная сестра Альмодис - и сделка, скажем так, носила "непринужденный семейный характер". Еще одна сестра Альмодис - Люсия была женой графа Бесалу Гильермо, а после - графа Пальярса Артау - и это тоже весьма способствовало укреплению владений графов Барселонских в приграничных областях.

 

Отмечу еще раз: всеми государственным делами Альмодис занималась наравне с супругом - например, вместес ним возглавила синод в Жироне в 1069, вместе с ним разрабатывала положения Божьего Мира (Pau i Treva), которые стали основой так называемых Usatges - собственного свода законов каталонских земель. 

 

Слава Альмодис, как волевой, умной и самостоятельной правительницы распространилась и на территории, находившиеся под властью мусульман: например, эмир Дении и Балеарских островов в одном из документов называет Альмодис "Королевой светлейшей и славной".

 

Гид по готическому кварталу Барселоны

 

Однако, как нам известно, "в уголке каждого счастья есть притаившаяся слеза". В 1054 у Беренгера и Альмодис родились мальчики-близнецы, нареченные Беренгером Рамоном Вторым и Рамоном Беренгером Вторым - нужно же их было как-то различать! - им-то и суждено было стать причиной смерти своей матери. Им, а точнее властному и мбициозному характеру Альмодис. Можно не сомневаться, что на престоле Барселонского графства она видела только своих детей, напрочь исключив из списка наследников Педро Рамона - сына Рамона Беренгера от первого брака. 

 

Ситуация эта по вполне понятным причинам Педро Рамона не устраивала. Отношения его с иноземной мачехой были, мягко скажем, натянутыми, а по факту - исполненными взаимной ненависти и вражды. Эта вражда, а также тот факт, что сам Беренгер не желал перечить любимой супруге в вопросах престолонаследия, привели к тому, что в 1071, в ходе одного из конфликтов Педро Рамон в припадке ярости убил мачеху, после чего по приказу Папы Григория Седьмого был изгнан с каталонских земель и сгинул в безвестности на чужбине. 

 

Так что на престол правителей Барселоны взошли все-таки дети Альмодис, правившие графством Барселоны попеременно - однако именно эта форма правления привела в конце концов к страшной трагедии, о которой мы обязательно еще расскажем в другой статье. 

 

 

А здесь, резюмируя вышесказанное, мы, думается, все же смогли показать ту степень свободы, которой могла обладать - и обладала - женщина в средневековой Каталонии. Как видим, гендерное равноправие в Средние века - вовсе не миф, а самая настоящая реальность. И Альмодис, без всякого преувеличения, достойна титула, которым мы наградили ее в названии статьи: "Средневековая звезда феминизма"!




Свяжитесь с нами:

zakharovsergei@mail.ru

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram 

 +34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram

Write a comment

Comments: 0