Купол Театра-музея Сальвадора Дали

Театр-музей Сальвадора Дали в Фигерасе, купол
Купол Театра-музея Дали в Фигерасе

А теперь встанем ровно на середину сцены Театра-музея и поднимем головы кверху, чтобы увидеть изнутри то, что уже видели снаружи - знаменитый геодезический купол. Его почти невесомая сферическая конструкция рождает ощущение полета, свободы, света, бесконечности... За сорок с лишним лет куполу Театра-музея действительно удалось стать символом не только Театра-музея, но и всего Фигераса в целом. 

Дали называл этот купол одной из самых совершенных архитектурных конструкций на Земле и отмечал, что, в зависимости от времени суток и точки обзора, купол каждый раз выглядит по-разному. Сам художник мог любоваться геодезическим куполом до бесконечности и гордился им так, как будто сам его и построил. 

Нет, не сам - однако купол стал именно той частью музея, которую решено было соорудить над обгорелыми стенами бывшего театра в первую очередь. "При строительстве я всегда начинаю сверху!" многозначительно заметил по этому поводу Дали, добавив, что купол всегда служил для него воплощением совершенства, единства и монархии.

Насчет монархии - заявление уместное и своевременное: на дворе был 1970-ый, и молодой Хуан Карлос Бурбон вот-вот должен был стать преемником Франко на посту главы Испанского государства. Дали, не будем забывать, всегда старался держать нос по ветру, органично меняя веру в подходящий для этого момент.

Геодезический купол Театра-музея Сальвадора Дали в Фигерасе

Случалось, конечно, что чутье подводило ушлого каталонца, но в целом его приспособленческой ловкости можно только позавидовать. 

 

Впрочем, возможно, я несколько злословлю. Дело в том, что впервые о своих симпатиях к монархии Дали стал заявлять вскоре после того, как окончательно разуверился в идее мирового коммунизма - то есть, в середине тридцатых. Примерно в то же время Дали навсегда заклеймил позором и класс, из которого он вышел сам - буржуазию - и сделал окончательный выбор в сторону монархического строя. 

Как совершенно справедливо пишет Робер Дешарн (бывший секретарь Дали) в своей книге "Сальвадор Дали. Живопись": "Картины Дали пугали, провоцировали и компрометировали сюрреалистов", не осознающих, что художник вполне логично препочитает режимы, базирующиеся на иерархии элитных структур, на помпезных общественных церемониях - режимы с четко расписанными ритуалами и литургиями с их громкой пышностью и вдохновляющим население присутствием победоносной армии..."

Иными словами, Дали всегда воспринимал мир прежде всего глазами художника, и простая, как доска, республиканская демократия в сравнении с  "помпезной" монархией, осиянной "божественным правом королей", казалась ему откровенно скучной, если не сказать - убогой. Именно за исполненные многозначительной таинственности ритуалы Дали в свое время и воспылал любовью к монархии - впоследствии найдя в ней массу других достоинств и, в конце концов,  сделавшись хорошим знакомым испанских королей. 

Однако вернемся к куполу. Человеком, который запатентовал конструкцию геодезического купола, был американский инженер-самоучка, изобретатель, писатель, архитектор и вообще человек-оркестр Ричард Бакминстер Фуллер, помимо купола и ряда других изобретений, подаривший нашему миру термина "синергетика". 

Фуллер, как и Дали, сильно опередил свое время - и не удивительно, что талантливый каталонец считал Фуллера в некоторым смысле ровней себе и хотел, чтобы сам Ричард приехал в Фигерас для возведения сетчатой прозрачной конструкции купола. 

Фуллер, однако, приехать не смог - человеком он был занятым и, к тому же, не первой свежести: к тому времени ему было изрядно за 70. Тем не менее, из уважения к Маэстро Дали, Фуллер мгновенно подыскал ему толкового специалиста из местных.

Им оказался молодой, едва перешагнувший за 30 Эмилио Перес Пиньеро, блестяще выполнивший возложенную на него задачу - и, увы, не доживший даже до открытия Театра-музея. Пиньеро разбился в автокатастрофе в 1972-ом, и Дали посвятил ему проникновенные строки в журнале "Архитектура", расхвалив купол Пиньеро до небес. 

 

Сам художник добавил к конструкции шестнадцать странных гипсовых скульптур, как будто застывших с середине странной шаманской пляски, окрестив их защитниками музея.

 

Не исключено, что судорожно-летящие очертания скульптур навеяны набиравшей силу трамонтаной, во время которой Дали создавал своих "защитников".

 

Одна из скулптур имеет, впрочем, более адекватный вид: - это мужчина в плаще на голое тело, чем-то напоминающий Супермена.

"Супермен", единственный из всех, полихромен и всегда, даже в середине ясного дня, подсвечивается, что указывает на его статус "капитана" всего околонебесного воинства.  

Со временем Сальвадор Дали открыл для себя еще одно удивительное свойство купола, которое привело художника в совершенный восторг  - удивительное сходство геодезической конструкции с фаточным строением глаза мухи. Здесь мы вплотную подобрались к одному из тех навязчивых фетишей, которыми всегда был славен образный мир Дали. Муха - это "священная корова" Дали, да простится мне этот каламбур.

 

В мухе, считал художник, воплощены все мыслимые добродетели и совершенства не только насекомых, но и мира живых существ вообще. Мухи настолько занимали воображение художника, что он посвятил им целый раздел в своем "Дневнике одного гения", который так и называется: "Похвала Мухе".

Геодезический купол театра-музея Дали в Фигерасе

Чтобы не утомлять вас пересказом довольно длинного хвалебного текста, скажу лишь, что Дали называет мух Музами Средиземноморья и всю неисчерпаемую мудрость средиземноморских античных философов приписывает именно мухам, которые облепляли неподвижные тела мыслителей во время их глубоких раздумий - и дарили им вдохновение. 

 

Источником своего персонального вдохновения Дали также считал мух. Бывая в Барселоне, он нередко захаживал на рынок "Бокерия" и приобретал там финиковый мед, на который мухи особенно падки. Художник умащивал медом свои задорно торчащие в небо усы, дожидался, пока на них усядутся мухи - и испытывал в эти мгновения, по собственным его словам, необычайные приливы вдохновения.

 

Усы Дали, таким образом, являлись не "трагической константой человеческого лица", как когда-то назвал эту волосяной нарост Федерико Гарсиа Лорка, но антеннами-приемниками, с помощью которых Дали улавливал ниспосланную ему через мух божественную энергию неба.

Что касается истоков этого странного культа - никакой загадки здесь нет. Фигерас расположен в провинции Жирона с одноименной столицей, а всякий, кто бывал в Жироне, знает, что муха - самый настоящий символ этого чудесного средневекового города. Разумеется, сызмальства бывал в Жироне и Сальвадор, для которого поездка в областной центр превращалась в настоящий праздник.

 

И, как и любой другой, малютка Сальвадор прекрасно был знаком с легендой о "мухах Святого Нарцисса", покровителя города.  Вкратце суть истори такова.

В 1285 г. Жирона в очередной раз была осаждена французами - и, запершись в крепостных стенах, стойко противостояла осаде. Город, кстати, не случайно заслужил прозвище "Непобедимого" - лишь трижды за многие столетия французам удавалось его захватить.

 

В тот раз жиронцы стояли насмерть, и французы, чтобы чем-то досадить защитникам, решили осквернить гробницу с мощами Святого Нарцисса, покровителя города.

 

Церковь Сан Фелиу, где находились (и находятся сейчас) мощи Нарцисса, располагалась тогда за пределами крепостных стен, так что никаких проблем с осквернением у францзов, теоретически, возникнуть не могло. 

На деле вышло иначе. Когда циничные лягушатники, прямо на лошадях въехавшие в храм, приподняли тяжелую крышку гробницы Нарцисса, их ждал неприятный сюрприз - оттуда роем вылетели крупных, размером с грецкий орех мухи  с красно--зелеными полосками на брюшках, и яростно набросились на осквернителей праха, кусая их почем зря. Досталось всем - и людям, и лошадям.

 

На всякий случай, французы решили ретироваться - но было поздно - мухи еще долго преследовали их за пределами церкви, прежде чем успокоились и отстали. Французы, когда эта мушиная атака прекратилась, с облегчением перевели дух - но, как вяснилось, преждевременно.

Проблемы только начинались. Мушиные укусы вызвали сильнейшую эпидемию, которая угробила 20 000 человек и 4 000 лошадей. В конце концов, понимая, что все пропало, французы вынуждены были снять осаду и убраться за Пиренеи обратно. 

 

С той поры муза считается оберегом, символом, талисманом и небесной заступницей прекрасной Жироны. Как видим, о божественной природе мух Дали был наслышан еще в детстве - именно там, уверен, и следует искать  истоки "мушиного культа" Дали. 


Длительность базовой экскурсии в театр-музей Сальвадора Дали - 7 часов.

Стоимость: 1-3 человека - 330 €, 4-5 человек - 350 €, 6 человек - 390 €, 7 и более человек - по запросу.

Примечание: входные билеты (стоимость билета - 15 €) не включены в стоимость экскурсии.


240*1200

Write a comment

Comments: 0