Дали и Барселона - заклятые друзья

А сейчас, дорогие друзья,  покрепче вцепитесь в подлокотники: я сообщу факт, который вас огорошит: в огромном городе Барселона нет ни улицы, ни переулка, ни пассажа, ни площади, ни аллеи, ни скверика - нет ни одной географической родинки на теле города, которая носила бы имя Сальвадора Дали. Разумеется, вы не поверите. Чуть отдышавшись от праведного негодования, вы даже, я уверен, обвините меня во лжи. Что ж - проверьте. Во времена Святого Гугля сделать это проще простого. Проверьте и убедитесь - я сказал чистую, правду. Чистую и горькую, как мытый хрен, правду. Среди 4207 улиц Барселоны, среди сотен городских площадей вы, как бы тщательно не искали, не найдете этого известного на весь мир имени.

География вселенной Сальвадора Дали очерчена, казалось бы, раз и навсегда.

 

Каждый раз, когда звучит имя великого и скандального каталонца, обязательно в связи с ним упоминается либо Фигерас (город, где художник родился, прожил значительную часть жизни, создал свой потрясающий музей, в центре которого, он, кстати, и похоронен), либо Кадакес (город детства Дали, откуда родом его дед и отец, и где сам он ребенком проводил благословенные летние месяцы), либо Порт-Льигат (рыбацкая деревушка в 4 км от Кадакеса, где художник десятилетиями строил свой уникальный, как и все его творчество, дом), либо Пуболь (где Дали преподнес в дар своей возлюбленной супруге Гала настоящий - правда, не очень-то большой - средневековый замок), либо, наконец, Париж и Нью-Йорк (где Дали и Гала бывали ежегодно и жили подолгу)...

И нигде, никогда и никем в этом ареале художника не упоминается сколько-нибудь серьезно прекрасная Барселона. Между тем, со столицей Каталонии художник был связан всю жизнь - и связан гораздо более прочными и разносторонними узами, чем может показаться на поверхностный взгляд. 

В Барселоне, по большей части, обосновались родственники Дали по отцовской линии, а что до матери художника, доньи Фелипы Доменеч-и-Феррес - она и вообще родом из коренной барселонской семьи, проживавшей в районе Борн. 

 

В Барселону, измученный трамонтаной, бежал в свое время из долины Ампурдан дедушка художника, Галь - человек своеобразный, игравший на Барселонской бирже, страдавший от периодического помутнения рассудка и покончивший с собой в возрасте 36 лет.

 

Юридический факультет Барселонского Университета окончил в свое время отец художника, Сальвадор Дали-и-Куси. 

 

В Барселоне начинал свою профессиональную карьеру сам молодой Дали - не будем забывать. что первые персональные выставки художника, вызвавшие довольно сильный резонанс в местной прессе, прошли именно в каталонской столице, в знаменитой тогда галерее Далмау, в 1925-м и 1927-м г.г. 

 

Да и в дальнейшем художник бывал здесь постоянно. Почему же славная Барселона упорно не желает вписывать в бессмертную свою историю великого и блудного каталонского сына? 

Причины тому, разумеется, есть.

 

Вспомним централистские взгляды Дали, его постоянно высказываемые симпатии к диктатору Франсиско Франко - в Каталонии, всегда стоявшей и сейчас продолжающей стоять на сепаратистских позициях, в Каталонии, где Франко до сих пор активно ненавидят, хотя кости его давно истлели в могиле, а сам он, думается, сделал все же гораздо больше хорошего, чем плохого для Испании в целом и Каталонии в частности - так вот, в благословенной Каталонии и, тем более, Барселоне, одной этой симпатии к тирану достаточно, чтобы записать человека во враги - даже если человеком этим был Сальвадор Дали. 

 

Не будем забывать также, какой страшный сказал разразился после смерти художника в 1989-м году, когда было оглашено его завещание. Согласно документу, имущество Сальвадор Дали завещал Испанскому государству. 

 

Честно сказать, все в Каталонии были свято уверены, что Дали завещает все свое имущество своему Театру-музею,  родному городу Фигерас, Каталонии в целом, столице ее, Барселоне - и, понятное дело, страшно оскорбились, когда выяснилось, что все далеко не так.

 

Любви к Дали это не добавило - даже невзирая на то, что художник был уже мертв.

Да и при жизни художник только, казалось, и делал, что всячески провоцировал Барселону на крайне негативное отношение к себе. 

 

Чего стоит хотя бы его печально известная лекция "Моральная позиция сюрреализма", которую 26-летний Дали читал в авторитетнейшем культурном центре каталонской столицы "Барселонский Атеней"!

 

Заметим, аудиторию молодого художника составляли сливки интеллектуальной и творческой элиты Каталонии. В ходе лекции молодой и задорный Дали умудрился назвать одного из столпов каталонской культуры, драматурга Анхеля Гимерра, занимавшего, кстати, долгое время пост председателя "Атенея", "жирной свиньей", "педерастом" и "отвратительно воняющем гнильем"!

 

Далее Сальвадор предложил разрушить до основания Готический квартал Барселоны, на территории которого, собственно, и читал в тот момент лекцию, запретить национальный каталонский танец сардану, а также намеревался преподнести в дар библиотеке уважаемого общества экземпляр собственной, напечатанной маленьким тиражом книжицы "Видимая женщина" с дарственной надписью следующего содержания: "Прогнившему насквозь "Барселонском Атенею, без уважения".

 

Закончилось все, как и следовало ожидать, грандиозным скандалом. Несколько наиболее горячих членов почтенного собрания бросились бить Дали его юную наглую морду, и каким-либо теплым отношениям художника с интеллектуальной элитой Барселоны на долгое время был положен постыдный конец. Эх, Дали, Дали - до чего же скандальным  и вредным характером обладал он в молодости - как, впрочем, и в более зрелые годы. 

Впрочем, в 1950-м, через два года после возращения из Америки, где Дали и Гала прожили восемь лет, художник (теперь уже звезда мирового уровня) вновь выступил в "Атенее" с лекцией, в тексте которой звучали явные нотки примирения. 

 

Да и как могло быть иначе, заявляет Рикардо Мас, автор многих работ о Дали - как могло быть иначе, если Дали на 75% - барселонец?

 

В 1881-м году в Барселону перебрался дед будущего гения, Галь Дали, и перевез с собой всю семью: жену Терезу Куси и трое детей: старшую дочь Катерину и двух сыновей - Рафаэля и Сальвадора (будущего отца художника). 

 

В 1886-м, как мы уже говорили, Галь покончил самоубийством, но к тому времени Катерина успела уже выйти замуж за адвоката Жозепа Мария Сераклара - именно в доме дочери с мужем нашла Тереза с мальчиками радушный приют. 

 

Отец художника, Сальвадор Дали и Куси, изучал в Университете Барселоны право, а его брат Рафаэль - медицину. После окончания учебы Сальвадор нашел место нотариуса в родном Фигерасе и уехал работать и жить туда, правда, прихватив с собой молодую красавицу жену. С мамой будущей мегазвезды, Фелипой Доменеч, он венчался в церкви Мерсе, что в Готическом квартале.

 

И мама Дали, и вся родня с ее стороны - коренные барселонцы с улицы Монткада. Один из ее братьев, Ансельмо, владел библиотекой "Вердагер" на Рамблас, как раз напротив оперного театра "Лисео". Он же основал "Вагнерианское общество Барселоны", а также, вместе с музыкантами Луисом Милле и Амадеу Вивесом, стоял у истоков создания хорового общества "Каталонский Орфей". 

 

Именно дядюшка Ансельмо снабжал юного Сальвадора нужными книгами по искуссству, красками, кистями и прочими принадлежностями начинающего живописца.

 

А если учесть, что дядя Ансельмо был еще и видным членом общества "Атеней", и близким другом Жозепа Далмау, известного галериста, понятно, откуда ноги растут: при таких-то барселонских родственниках Дали просто обречен был начинать свою карьеру в Барселоне, где и тогда, и сейчас, собственно, кипела вся, без остатка, культурная жизнь Каталонии, и которую уже в 19-м веке связывало с Фигерасом регулярное железнодорожное сообщение. 

Кстати, сколько-нибудь резонансные первые явления творчества Дали публике тоже, что вполне естественно, связаны с Барселоной. В 1922-м году в стенах уже упомянутой нами не раз галереи Далмау среди работ других каталонских художников появились восемь работ Дали, а тремя годами позже, в 1925-ом, с 14 по 27 ноября в той же галерее прошла уже персональная выставка Сальвадора. Еще одна персональная выставка все у того же Далмау состоялась и в 1927-ом - и благодаря им о Дали стала понемногу писать барселонская пресса. 

 

Да - по сравнению с Парижем все это носило довольно провинциальный характер, но мы прекрасно знаем: в начале любого пути обязательно есть первый шаг. И первый шаг к вершинам славы и богатства Сальвадор Дали сделал именно в Барселоне. 

 

Выставлялся в Барселоне он и впоследствии: в 1933-м и 1934-м г.г., а потом - в 1952-м. В 1962-м его замечательная "Битва при Тетуане" совместно с одноименной работой Мариано Фортуня экспонировалась не где-нибудь, а в королевском зале "Тиннель" Большого Королевского дворца в Барселоне - а это не шутки!

 

Особо следует отметить огромную ретроспекттивную выставку работ Дали в 1983-м, когда публика смогла увидеть более 400 шедевров Маэстро, собранных со всего света. 

 

И все-таки надо признать - невзирая на многочисленные выставки Дали в столице Каталонии, картины художника, которые были куплены и остались в Графском городе, можно перечесть по пальцам.

 

Взять хотя бы первые две персональные выставки в середине 20-хх: большую часть работ купили родственники Дали - его отец и дядюшка Ансельмо. И не потому, что вещи художника были плохи: дело в том, как жалуется все тот же Рикардо Мас, что здесь, в Каталонии, вообще не любили и не любят покупать живопись: ни Дали, ни Миро, ни Пикассо - художников с мировым именем, имеющих самое непосредственное отношение к Барселоне. Если здесь что-то и приобрели бы - то "за два дуро, и только". 

 

Поэтому большинство ранних работ, выставлявшихся в Барселоне, приобрели родственники Дали, а когда художник сделался звездой мирового масштаба, благополучно расстались с ними, уступив полотна семье американских миллионеров и меценатов Элеонор и Рейнольда Морзе, больших полклонников и собирателей творчества Дали. Так и уехали картины за океан, чтобы составить потом часть экспозиции замечательного музея художника в городе Санкт-Петербург, что в штате Флорида. 

Но не будем о плохом - поговорим лучше о несомненных заслугах Дали перед Барселоной. Именно Сальвадору Дали принадлежит ключевая роль в переоценке наследия барселонского архитектурного модерна и, прежде всего, работ Антонио Гауди.

 

Как мы знаем, Гауди успели забыть еще при жизни, и молодые рвущиеся к мировой славе творцы - как тот же Пабло Пикассо - отзывались о творчестве гениального зодчего в лучшем случае с пренебрежением и усмешкой.

 

Что ж, время показало, как глубоко они заблуждались. Дали проявил куда большую дальнозоркость и вкус, более того: когда тот же Аполлинер заявил, что Гауди "дискредитировал Барселону своими многочисленными смехотворными постройками" (мнение, которое в то время разделяли, кстати, и сами барселонцы) - не кто иной, как Дали бросился на защиту великого земляка, выступив с горячей критикой этой узколобой позиции в "Минотавре".

 

Говорил это уже много раз, но повторю снова: заслуга в том, что о Гауди, пусть и после смерти его, заговорили во Франции, США, а потом и во всем остальном мире - целиком и полностью принадлежит Сальвадору Дали. 

 

В 1950-м в журнале "Vogue" была опубликована статья "По Испании с Дали", где художник выступил в роли нашего коллеги, то есть, профессионального гида, рассказывая читателям о том, что им в первую очередь следует посетить в Королевстве Испания. 

 

Стоит ли уточнять, что львиная доля из того, что мастерски нахваливал Дали, это Барселона и работы Гауди!? Дали назвал Антонио Гауди "первым галюциногенным архитектором в мире" и всячески советовал каждому, кто окажется в Барселоне, непременно ознакомиться с такими эксраориднарным работами архитектора, как Храм Святого Семейства, дом Мила, дом Батльо или парк Гуэль. 

 

Именно в парке Гуэль 29 сентября 1956 г. триумфально прошла организованная художником выставка "Дали и Гауди", целью которой, кроме, разумеется, самопиара, без которого Дали просто невозможно себе представить, было, в первую очередь, привлечь внимание общественности к творчеству Гауди - что, учитывая популярность Сальвадора Дали и его умение из любого события сделать первоклассное шоу, безусловно, удалось. 

Кстати, для своего стопроцентного участия в мероприятии Дали выдвинул и пару условий: непременное наличие кур и целой отары овец, которых в определенный момент предполагалось запустить в толпу для того, чтобы, по словам Дали, образовался так ценимый им "гармонический беспорядок", и, второе - небо над Парком Гуэль во время мероприятия должны были бороздить многочисленные самолеты. 

 

Ни одно из этих условий в итоге так и не было выполнено, что, впрочем, Дали ничуть не расстроило: он любил и умел пошутить, но прежде всего ценил все-таки дело. 

 

Еще одно, очень любимое Дали творение "галюциногенного архитектора Гауди" - знаменитый дом Мила, или Педрера

 

В полуподвальном помещении этого крайне необычного дома долгое время размещалась портняжная мастерская "Mosella", где Дали постоянно шил одежду на заказ, а с хозяином заведения находился в приятельских отношениях. 

 

Вся средиземноморская эстетика Антонио Гауди, эстетика "мягкого и твердого" - вспомним удивительный, невероятно тяжеловесный каменный массив "Педреры", который в то же время, благодаря волнообразным очертаниям фасада, кажется, не стоит на месте, а бесконечно перемещается - была невероятно близка Дали и, безусловно, оказала сильнейшее влияние на его творчество. 

 

А совершив примерку или забрав уже готовый заказ, Сальвадору достаточно было спуститься тремя кварталами ниже, чтобы насладиться еще одним творением Гауди - домом Батльо. расположенном на том же проспекте по адресу Passeig de Gracia, 43.  

 

"Фасад дома Батльо напоминает волнующее многообразие водных стихий!" - говаривал Дали и был совершенно прав. К слову, фасадом этим Дали мог любоваться часами. 

Да почему бы и нет? Ведь в двух шагах от дома Батльо находился первый по-настоящему роскошный отель Барселоны со скромным названием "Ритц". К слову сказать, находится и сейчас, во тоьлко поменял название на "El Palace GL" - а в остальном все прежнее.

 

"Гран люхо", положенное запредельное количество звезд, и даже тот самый номер площадью 150 м кв, в котором с середины 30-х любили останавливаться Дали и Гала. Сейчас за сутки проживания в нем просят немыслимых денег, но оно и понятно - это же "номер Дали"! Хочешь приобщиться к великому и ужасному Сальвадору. хочешь оказаться в его шкуре или хотя бы поспать в его кровати - плати! И платят, поверьте, охотно!

 

С отелем этим связан забавный эпизод. В 1971-м году по поручению Дали в его роскошный номер с римскими банями и антиквариатом было затащено чучело белого коня. На следующий день, украсив животное предметами церковной утвари и восседая на нем верхом, Сальвадор Дали дал пресс-конференцию, во время которой объявил, что недавно купил для своей возлюбленной супруги замок, отремонтировал его, однако ему нечем украсить интерьеры - и по этой причине он принимает подарки от всех желающих.

 

Сам он подарил жене вышеозначенного коня. В те дни отель превратился в проходной двор. Желающих подарить что-либо усатому земляку нашлось предостаточно. Каких только забавных и страшных, больших и маленьких, уродливых и симпатичных странностей не приволакивали в отель отзывчивые каталонцы! 

 

Дали, бывший от рождения истинным Плюшкиным, все принимал, ни от чего не отказывался и ничего впоследствии не выбросил. Многие из этих пподарочков до сих пор можно видеть в его Театре-музее в Фигерасе, в резиденции художника в Порт-Льигате либо в замке Гала. Там же. в замке, живет ныне и изображенный на фото шедевр таксидермии - белый конь, убитый в свое время на корриде и тоже подаренный Дали поклонниками его таланта.

И, раз уж речь зашла о таксидермии, применительно к Сальвадору Дали, нам сюда - на Королевскую площадь!

 

На мой взгляд, одна из красивейших площадей Барселоны, находящаяся аккурат рядом с бульварами Рамблас, окруженная со всех сторон узкими коридорам средневековых улочек, с пальмами, аркадами, ахртектурой в стиле "ампир" и фонтаном "Три грации", с обилием баров, кафе, ресторанов, музыкальных клубов - площадь эта действительно хороша!

 

"Ресторанов" - сказал я. Как раз о ресторанах, точнее, об одном из них, и пойдет речь. 

 

"El Taxidermista" ("Таксидермист") - несколько странное название для ресторана, не правда ли? С таким же успехом его можно было бы назвать, например, "Парфюмер" (что вполне логично, если учесть, что ряд сцен нашумевшего триллера "Парфюмер" как раз на Королевской площади в Барселоне и снимали), или, например, "Анатомический театр", что еще ближе к славному делу таксидермии... Поистине, странное название!

 

Во всяком случае, первые, вторые и третьи ассоциации, возникающие у каждого нормального человека при виде такого названия, вряд ли будут способствовать чувству голода и желанию его срочно в этом самом ресторанчике утолить!

 

Но идем дальше. 

 

Под аркой, над самым входом в заведение нас встречает еще более обескураживающая вывеска: "МУЗЕЙ". И куда это, скажите, годится? Дочитаем эту длинную вывеску до конца и совсем уж озадачимся, ибо целиком она гласит: "ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК". 

 

Что же, настало время раскрыть историю этого месту, а также объяснить, каким образом оно связано с Сальвадором Дали. В 1859-м г. в этом помещении разместилось заведение "Gran Cafe Espanol" известное своей донельзя утонченной публикой и яростными баталиями на литературные темы, возглавлял которые номинант на Нобелевскую премию по литературе, уже известный нам Анхель Гимерра - тот самый, которого молодой Сальвадор называл в свое время разными нехорошими словами. 

Кафе прекратило существование в 1926-м, а на его месте некто Луис Солер, человек, нежно влюбленный в природу, по профессии - таксидермист, открыл свой магазин-мастерскую, совмещенный с небольшим музеем, экспонатами которого стали, главным образом, его собственные таксидермические поделки. Именно об этом периоде и свидетельствует красивая, сохранившаяся по сегодняшний день вывеска над дверями заведения.

 

Мастерская Солера пользовалась, кстати, заслуженной популярностью: сам король Испании Альфонсо 13-ый заказывал здесь чучело ноги своего любимого жеребца (после того, разумеется, как животное издохло), а знаменитый в те времена каталонский тореадор и актер Марио Кабре - голову убитого им на корриде быка, которую он впоследствии подарил кинодиве Эве Гарднер.  

 

Но самый необычный заказ сделал, понятно, Сальвадор Дали - иначе он не был бы Дали. Художнику потребовались, ни больше, ни меньше - чучела 2000000 муравьев.

 

Даже такой профессионал как Луис Солер оказался не в состоянии реализовать очередную причуду маэстро Дали, что, впрочем, художника нисколько не расстроило. 

 

Он продолжал пользоваться услугами заведения, и для него здесь были выполнены чучела таких животных, как тигр, лев, и даже детеныш носорога, как можем мы наблюдать на фотографии.

 

Очень жаль, что замечательная лавка Солера, известная в народе под простецким названием "Музей Зверей" закрылась в 1999-м, и началась новая история этого места - теперь уже в качестве ресторации.

 

Интерьеры ресторана по сию пору, кстати, украшает Сальвадор Дали верхом на носороге - загляните, и лично в этом убедитесь.

 

Кстати, совсем свежие новости - недавно все-таки владельцы заведения все-таки сменили название на более подходящее - что совершенно правильно с точки зрения коммерции, но прежнее, согласитесь, было гораздо оригинальнее и лично мне нравилось значительно больше!

 

Дали и вообще любил Королевскую площадь. До сих пор под номером 17 открыты здесь двери бара-фламенко "Los Tarantos", где Дали, привлеченный талантом заменитой танцовщицы Марухи Гарридо, в свое время бывал на ее представлениях постоянно.

 

А на противоположном углу площади, где к ней выбегает крохотная улочка "Vidre", до сих пор сохранилось одно из старейших заведений в Барселоне:  Herbolario del Rei - лавка, торгующая всевозможными травами и снадобьями на их основе. Эдакое романтически-колдовское местечко, которое, кстати, засветилось и в страшном триллере "Парфюмер" - режиссер фильма, Том Тыквер, просто не мог пройти мимо этого очаровательного обломка старины. 

Частенько хаживал сюда и Сальвадор Дали. В лавке продавался травяной чай, на обертке которого присутствовал портрет Наполеона - личности, безмерно Дали обожаемой. "В шесть лет я хотел стать поваром, в семь - Наполеоном, и с тех пор мои амбиции неуклонно растут! - вспомним одно из высказываний художника. 

 

Так вот - в этой чудесной лавке Дали, будучи уже богатым и знаменитым,  занимался, среди прочего, и тем, что безбожно выцыганивал очередную упоковочку вышеозначенного чая, обещая каждый раз подарить взамен рисунок, сделанный его гениальной рукой. Чай он, в конце концов, неизменно получал, а вот рисунка владельцы заведения от него так и не дождались. 

 

В числе мест, которые активно посещал Дали в Барселоне, следует упомянуть и лавку по продаже альпаргат (и их каталонской разновидности - эспарденьяс), которая торгует этой обувью до сих пор и находится на улице Авиньон в Старом городе,  и, конечно же, известнейший рынок Барселоны - Ла Бокерия. В фруктовых рядах этого славного заведения Дали традиционно приобретал финиковый мед, а медом этим, как известно, намазывал свои великолепные усы.

 

Процедура эта регулярно проделывалась художником для того, чтобы придать усам нужную форму, но, конечно же, главным образом для привлечения мух: кто же не знает, что Дали считал этих насекомых существами божественными, проводниками творческой энергии неба, и был неподдельно счастлив, когда мухи, очарованные медовым ароматом, усаживались на тонкие антенны его усов.

 

А если уж речь зашла о рынке и, следовательно, о еде, обязательно следует упомянуть и о барселонских ресторанах, в которых любил отобедать или отужинать великий сюрреалист. Многие из заведений, которые попльзовались особой любовью Сальвадора Дали, благополучно существуют и поныне.  Это и замечательный, один из старейших в городе ресторан "Los Caracoles" ("Улитки"), расположенный на улице Escudellers - открывшийся еще в 1835-м году и, как и прежде, заслуженно процветающий.

 

Да-да, те самые "Улитки", где даже хлеб подают в форме существа, давшего название ресторану; те самые "Улитки", где особенно хороша самая настоящая  печь на дровах, которые загружаются поварами в недра ее прямо с улицы; те самые "Улитки", где, помимо регулярно посещающих это колоритное заведение каталонцев, бывали и заезжие знаменитости: Ленни Кравитц, Джимии Картер, Роберт де Ниро,  Джорджо Армани...

Но нам-то прежде всего интересны не они, и не Пабло Пикассо, и не Жоан Миро (которые, разумеется, тоже здесь бывали) а наш Сальвадор Дали - а он, как мы уже сказали,  вкушал здесь пищу богов далеко не единожды! Об этом красноречиво свидетельствует артефакт,  бережно и торжественно  хранимый владельцами заведения и представленный на фото слева.

 

Вглядитесь в эти лица! Узнаете пронзительный, умный, немигающий и тяжелый взор каталонского Маэстро? А в глубине снимка - не самую искреннюю улыбку и небольшие, близко посаженные глаза Музы художника - нашей незабвенной Гала? Узнаете оставленный Дали на память автограф? Вот то-то!

 

Если бы я оказался в Барселоне в качестве туриста (что, увы, невозможно), то обязательно бы скоротал вечерок за ужином в ресторане "Los Caracoles". Он всячески достоин этого - уже за одну свою историю и живописную атмосферу. Но ведь есть еще и кухня, и, поверьте, весьма и весьма неплохая!

 

И, если уж речь зашла о ресторанах, следует упомянуть и еще парочку заведений, которые любил посещать Дали в Барселоне:  el Via Veneto, Les Sets Portes,  el Perellada, , Els Cargols, Quo Vadis, el Windsor,  La Orotava - в эти живописные, славные долгой и богатой историей места Дали любил хаживать с Гала, либо, что случалось значительно чаще, особенно, с середины 60-х (Гала старела и все реже показывалась на публике), в окружении шумной веселой ватаги молодых симпатичных людей мужского и женского пола, поставляемых ему в качестве эскорта модельными агентствами Барселоны. 

Не следует забывать и о традиционной национальной забаве испанцев - корриде. Это сейчас коррида в Каталонии запрещена. А в свое время в одной только славной Барселоне было целых три арены для боя быков, одна из которых - " Plaza Monumental" считалась одной из главнейших в королевстве Испания. 

 

Именно "Монументаль" и любил посещать Сальвадор Дали - причем, чаще всего, с Амандой Лир, популярной в свое время певицей, актрисой и фотомоделью. Собственно, популярной, прежде всего, ее сделала именно дружба с великим Сальвадором.

 

Многие, как мне кажется, и стремились попасть в ближайшее окружение Дали только для того, чтобы в лучах его славы толпа разглядела и их скромные фигурки - и многим это удавалось. Впрочем, Аманду и сам Дали выделял из бесчисленной своей свиты.

 

При первой жке встрече он сделал ей комплимент, заявив: "У вас прекрасный череп и высококачественный скелет". Что же, Аманда, обладательница "прекрасного черепа", решила, что нужно держаться к Дали поближе - и не прогадала. Вся ее последующая карьера - плод дружбы с усатым каталонцем. 

Еще один момент, связанный с Дали-барселонцем, о котором практически ничего не известно - это его активная помощь своим землякам в США. 

 

Обычно Дали принято изображать эдаким законченным эгоистом и эгоцентриком, который никого кроме себя (и своей второй половинки - Гала) не видел, не замечал и не желал знать; который именовал себя даже не гениальным, а "божественным Дали", и следовательно, с высот своей "божественности" просто не мог разглядеть всякую прочую мелочь, копошащуюся далеко внизу, под его титаническими ногами. 

 

Смею вас уверить - это не так. Сальвадор Дали использовал свои связи и влияние, чтобы продвинуть в тех же Соединенных Штатах творчество таких своих земляков, как, например, Антони Тапиес, Хавьер Корберо, Бигас Луна - и многих других. Это, согласитесь, разрушает образ заносчивого и высокомерного гения - но настоящий Дали никогда таким и не был. 

 

"Нет пророка в своем отечестве" - это слова я уже вспоминал применительно к Антонио Гауди - но в той же мере справедливо они звучат и в отношении Дали. 

 

Долгое время в Каталонии, и в столице ее - Барселоне - принято было относителься к Дали едва ли не пренебрежительно. Если его и ценили, то только за несомненное мастерство рисовальщика, а также за его работы сюрреалистического периода - и не более. 

 

Сейчас, разумеется, все изменилось, однако по-прежнему в Барселоне нет ни улицы, ни площади, названных именем Сальвадора Дали, да и количество работ Маэстро, который столько сделал для того, чтобы Барслеону узнали в мире, по-прежнему стремится к нулю.

 

Конечно, есть замечательный, потрясающий Театр-музей Дали в Фигерасе - но не мешало бы и каталонской столице воздать дань уважения мастеру. Сальвадор Дали ее безусловно заслужил.


Длительность базовой экскурсии в театр-музей Сальвадора Дали - 7 часов.

Стоимость: 1-3 человека - 330 €, 4-5 человек - 350 €, 6 человек - 390 €. Заказать экскурсию

 

Примечание: цена входных билетов (стоимость билета - 14 €) не включена в стоимость экскурсиии.

 

Помимо базового, мы предлагаем также следующие варианты экскурсий, включающие объекты Сальвадора Дали:

 

Театр-музей Сальвадора Дали+замок Гала в Пуболе 

Театр-музей Дали в Фигерасе+дом Дали в Порт-Льигат

Треугольник Дали (дом Дали в Порт-Льигате+театр-музей Дали в Фигерасе+замок Гала в Пуболе)

Театр-музей Дали+Каталонская Венеция - Эмпуриабрава

Театр-музей Сальвадора Дали в Фигерасе+средневековая Жирона

Театр-музей Дали+шоппинг в аутлет-центре 



Свяжитесь с нами:

zakharovsergei@mail.ru

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram 

 +34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram


Write a comment

Comments: 0