Жизнь - Пабло Пикассо

Жизнь - Пабло Пикассо

Картина "Жизнь" (La Vie - фр.) была написана Пабло Пикассо в Барселоне в мае 1903-го года и уже в июне продана парижскому арт-дилеру Жану Сен-Годену за очень небольшие деньги  - Пикассо в ту пору был еще далек от признания своего искусства и сопутствующего ему финансового успеха. 

 

Это, кстати, хорошо заметно по многим его работам этих лет: один и тот же холст художник часто использовал дважды, что замечательно просматривается и в данном случае: изначально на картине был изображен птицелов, нападающий на лежащую женщины, и следы прежнего изображения видны невооруженным глазом. 

 

Впрочем - всё это совсем не важно, поскольку "Жизнь" - несомненная вершина не только творчества Пикассо "голубого периода", но и одна из лучших его картин, созданных за всю карьеру. 

За всю историю живописи найдется, быть может, двести-триста картин, которые не требуют никаких пояснений вообще, невзирая на то, что постичь их смысл логическим путем зачастую совершенно не представляется возможным. Да и нужно ли - постигать? Ты просто видишь некий совершенный шедевр - и замираешь перед ним в молчаливом восторге, не в силах произнести ни единого слова. 

Перед тобой совершенная в своем роде вещь, в котрой нельзя ни добавить, ни убрать ни одного штриха, а то, что она непостижима, как раз нормально - разве можно постичь совершенство? Картина Пикассо "Жизнь", хранящаяся ныне в художественном музее Кливленда - как раз тот случай. 

Непонятный, на первый взгляд, сюжет картины породил множество интерпретаций, и до сих пор не существует единого мнения на предмет того, что же именно хотел сказать этой работой Пикассо. 

Честно сказать, сам Пикассо никогда не стремился к тому, чтобы мир имел четкое представление о картине «Жизнь» - скорее всего, этот вопрос мало его заботил. Однажды в разговоре с Антониной Валлентин, писаательницей, Пикассо сказал по этому поводу: «Картина для меня говорит сама по себе, что толку, в конце концов, давать объяснения? У художника только один язык, а все остальное ...», как пишет Антонина, Пикассо даже не закончил предложение, лишь молчаливо пожав плечами. 

Здесь мы, кстати, совершенно с ним согласны: если бы все нужно было объяснять словами, то ни живопись, ни музыка, ни танец попросту не имели бы права на существование. 

На холсте  изображена голая пара, находящаяся в явной конфронтации с матерью с ребёнком на руках, что совершенно очевидно как по жесту молодого человека, который и вообще является смысловым центром композиции.  На заднем плане комнаты (очевидно, это студия художника) расположены две картины: верхняя изображает слившуюся в объятии пару, а нижняя — нагую обнаженную фигуру, вызывающую в памяти картину «Скорбь» Винсента Ван Гога. 

Изначально Пикассо изобразил мужской персонаж с собственным лицом, однако впоследствии предпочел заменить его на лицо своего близкого друга Карлеса Касагемаса, вместе с которым они уехали когда-то покорять Париж. 

Париж убил Касагемаса: безответно влюбленный в Рауру Гаргальо, более известную, как "Жермен", Касагемас, в конце концов, совершил самоубийство, застрелившись на глазах у Жермен, Пикассо и их общих приятелей - что, как известно, повергло Пикассо в тяжелейшую депрессию и стало одной из основных причин, обусловивших возникновение "голубого периода" в творчестве художника. 

Однако тот факт, что мужской персонаж изображен с лицом Касагемаса, означает лишь одно: Пикассо постоянно думал о застрелившемся друге жестоко корил себя за то, что в тот миг, когда его дружеская поддержка была нужна Карлосу более всего, он не уделял ему должного внимания. 

Эти укоры совести, надо сказать, вовсве не помешали ему сделаться любовником той самой "Жермен", что отказала Касагемасу в чувствах - однако это совсем другая история. 

Сюжет картины, названной, отметим, весьма философски - "Жизнь", совсем не об этом, а всякая "загадочность и непонятность" существует, на наш взгляд, лишь в воображении тех, кто привык искать загадки там, где их нет. 

С картиной "Жизнь" как раз всё предельно ясно и просто. Эта чудесная вещь Пикассо - о судьбе художника (разумеется, самого Пабло), принужденного торить собственную уникальную дорогу в искусстве - дорогу, которую можно пройти лишь при условии полного отречения от всего и вся. 

Женщина с ребенком на руках в правой части картины - это, безусловно, мать художника, обожавшая его, превозносившая его таланты и ставшая горячей поклонницей первых работ Пабло, написанных в весьма вторичной, на наш взгляд, академической манере - хотя и качественно исполненных. 

Здесь важно отметить еще один момент, который одинаково повлиял на последующее мировосприятие как Пикассо, так и Сальвадора Дали: оба они росли в окружени женщин (мамы, тетки, няньки), оба были безумно любимы своими матерями, и у обоих это "обожествление" с материнской стороны привело к совершенно одинаковому результату - и тот, и другой преисполнились мессианства и стали считать, что явились в мир с одной целью: спасти современное искусство, изменить его ровно в той степени, какая нужно, чтобы оно перестало "загнивать и разлагаться". 

Оба, и Дали, и Пикассо, в одинаковой степени считали себя мессиями - правда, период их особенно активного мессианства пришелся на разные годы. 

Отсюда жест мужского персонажа, в точности имитирующий жест Иисуса с картины Корреджо "Не прикасайся ко мне". Осознавая всю значимость матери в его жизни и судьбе - ведь именно мать была его первой, преданной и горячей поклонницей - Пикассо однозначно делает выбор в пользу своего нового искусства, сознательно обрекая себя на непонимание и одиночество. 

Об этом неизбежном одиночестве художника мы уже писали когда-то в рассказе "Дорога за горизонт" (журнал "Новая Юность", 2016, №2):

"...Он только что это понял. Год мучился и блуждал впотьмах - а понял только сейчас. Год, оказывается, он обманывал себя, цепляясь с отчаянным упорством за то, что принадлежало ему когда-то - потому и дошел до такого состояния. А все, оказывается, просто. Нельзя служить двум богам. Дорога не терпит компромиссов. Хочешь идти по ней - откажись от всего. Забудь о том, что имел когда-то. По дороге этой ходят налегке - а то ведь можно и не добраться - и лишь в одиночку. Потому-то они сейчас вместе - злобой объединенные, ненавистью, презрением, непониманием, чем угодно, а он - один. Так и надо. Так и должно быть. Любовь, признание, деньги и цветы - все там, за горизонтом. Но дорогу эту ты должен пройти один - вот и весь секрет. А все остальное, включая утраченную Элю - выдумка, нервы, блажь.

В полнейшей тишине Затонский повернулся и пошел из комнаты прочь - никто не шелохнулся и не произнес ни единого слова. Дома он сразу лег в постель - чтобы вздремнуть час-другой и приступить к вычислениям. Затылок ныл нестерпимо, но мозг работал отлаженно, точно, ясно, как не бывало уже давно. Затонский прикрыл глаза - и улыбнулся. Не было ее, удушающей петли, дорога ровной линией уходила вдаль и таяла у линии горизонта - та самая дорога, которую он должен пройти один..."читать полностью

Именно об этом прекрасная картина Пабло Пикассо "Жизнь", которая действительно способна примирить нас со многим из того, что Пикассо "натворил" в последующие годы. 

Свяжитесь с нами:

zakharovsergei@mail.ru

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram 

 +34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram

Write a comment

Comments: 0