Мадонна в кресле - Рафаэль

Мадонна в кресле - Рафаэль

"Мадонна в кресле" была написана Рафаэлем в 1513 - 1514 г.г. и в наши дни экспонируется в Палатинской галерее (Флоренция". 

 

"Где-то я ее уже видел!" - такова первая мысль, вознкающая в мозгу благодарного зрителя после того, как утихли первые восторги по поводу непревзойденного мастерства Рафаэля Санти, и наступает неизбежное время анализа. 

 

Мысль по поводу "дежавю" совершенно верная. Для "Мадонны в кресле" - довольно небольшой картины в популярном тогда круглом формате "тондо" (71 х 71 см; холст, масло) позировала та же натурщица, что и для  гораздо более известной "Сикстинской Мадонны".

Конечно же, речь о знаменитой Маргерите Лути, известной под прозвищем "Булочница", на протяжении целых 12 лет бывшей моделью, музой и любовницей великого художника. Именно Форнарине обязаны мы тем, что римские мадонны Рафаэля разительно отличаются как от картонно-плоских и неживых Богородиц, написанных Рафаэлем в начале карьеры, так и от порой чрезмерно идеализированных мадонн флорентийского периода, в которых так сложно бывает найти "человеческое", почти невидное за божественной сутью Девы Марии.  

При создании любого произведения искусства одной из важнейих составляющих является "правильный" эмоциональный настрой творца - и в этом смысле нам остается лишь благодарить судьбу за то, что в свое время корыстолюбивый отец юной Маргериты Лути с дегкостью согласился продать дочку Рафаэлю всего за 3 000 золотых. Да, сумма по тем временам внушительная - однако это вложение капитала окупилось сторицей! 

Дальнейшие годы жизни художника прошли под знаком любви к ветреной красотке - и именно этому чувству обязаны мы тем, что написанные в это время мадонны Рафаэля - "совсем как живые"! 

Одно дело, когда тебе позирует "чужая тетка", и совсем иное, когда с милого личика модели на тебя глядят два нежных влюбленных глаза. Не будь у Рафаэля столь глубокого единения с моделью, кто знает, насколько смог бы он передать ту сложную гамму чувств, которую мы наблюдаем на лице "Мадонны в кресле": безграничной любви, нежности, тревоги, печали, желания любой ценой защитить свое дитя - и в то же время осознание невозможности этого в силу уготованной Иисусу миссии...

Столь высокой степени "человечности" при изображении божества до Рафаэля не удавалось достичь ни одному художнику - по этой причине он и останется непревзойденным. Интересно, что Мадонне в кресле" суждено было стать в большей степени "картиной для художников", нежели объектом восхищения широкой публики. 

Так, эту замечательную вещь Рафаэля очень ценил Доминик Энгр, "вписавший" ее сразу в  несколько своих картин: "Рафаэль и Форнарина", "Портрет Наполеона на императорском троне" и т. д. 

Непревзойденный "художник слова" Лев Николаевич Толстой, как известно, всегда имел при себе миниатюрную копию "Мадонны в кресле" в серебрянном окладе, которую подарила ему тетка в качестве оберега, наказав при этом: "Ты уж береги себя, Лёвушка - а Мадонна тебе поможет!" 

И, наконец, наш современник Егор Летов, человек редкого музыкального, поэтического и душевного таланта, в свое время использовал "Мадонну в кресле" при оформлении обложки альбома "Некрофилия" (1987) широко известного анархо-панк коллектива "Гражданская Оборона". 


Write a comment

Comments: 0