Шедевр, или Тайны горизонта - Рене Магритт

Шедевр, или Тайнвы горизонта - Рене Магритт

Картина Рене Магритта "Шедевр, или Тайны горизонта" (1955) очень схожа с другой прекрасной вещью художника, написанной им двумя годами ранее - "Голкондой". Говоря о сходстве, мы имеем в виду вовсе не наличие в обеих картинах почти одинаковых мужчин в котелках. Если на то пошло, котелки и их владельцы населяют множество шедевров бельгийского сюрреалиста - Магритт и сам, в конце концов, носил котелок и одевался точно так же, как его персонажи. Сходство, или, если хотите, почти полная идентичность "Тайн горизонта" и "Голконды" заключается в теме и сюжете картин, каждую из которых с тем же успехом можно было бы озаглавить "Взросление, или Множественность единого мира". 

На картине Магритт изобразил трех мужчин в одинаковой мелкобуржуазной "униформе" - так, кстати, одевался и сам Магритт, бОльшую часть жизни не имевший больших денег и богемных привычек. Одинаковыми мужчин делает прежде всего "униформа", благодаря которой они воспринимаются, как группа. 

Однако странное дело - все трое повернуты в разные стороны и существуют сугубо сами по себе. Более того, у каждого над котелком, подобно усеченному нимбу, имеется своей собственный полумесяц, дополнительно подчеркивая их существование внутри собстенного, глубоко индивидуального мира. Но стоит лишь смириться с этой воинствующей экзистенциальностью, как выясняется, что пейзаж на всех все-таки один - хотят того "котелки или нет". 

Своей главной задачей в искусстве Рене Магритт - философ среди сюрреалистов и сюрреалист среди философов - считал постановку перед зрителем ключевых вопросов бытия. Подтолкнуть человека к осознанию одного из множества ложных представлений, в окружении которых мы существуем, и заставить его хотя бы на минуту задуматься об истинной природе вещей и отношений - в этом Магритт не знал себе равных. 

Что касается нашей альтернативной версии названия: "Взросление, или Множественность единого мира" - картина Магритта как раз об этом. Дело в том, что появившись на свет, маленький человечек во многих смыслах еще долгое время продолжает оставаться в чреве матери - правда, материнскую утробу ему заменяет всеобщее обожание и защита, какой, по общественному договору, должен быть окружен ребенок. 

В таких условиях осознать свою отдельность от пуповины сугубо доброжелательного и бесконфликтного мира - иными словами, осознать себя - попросту невозможно. Осознание себя, как индивида, глубоко отдельной и индивидуальной человеческой особи, начинается с конфликта.  

Только через конфликт, слезы и боль происходит осознание человеком себя, как отдельной единицы, противопоставленной внешнему миру - в результе чего, используя визуальную терминологию Магритта, над головой и образуется персональный, свой собственный, полумесяц. Процесс этот растянут во времени и полон множества болезненных повторений - а это, используя нашу терминологию, не что иное, как взросление. 

Наступает момент, когда человек делает удивительное открытие: конфликт - прямое следствие того, что другой человек воспринимает мир совсем не так, как воспринимаешь его ты. Собственно, каждый из живущих по определению воспринимает мир не так, как ты - он ведь тоже "глубоко инидвидуальная единица". Таким образом, не существует одинакового мира, при всей его внешней схожести - у каждого свой персональный мир. Свой котелок, и свой полумесяц. Это и есть "множественность единого мира". 

Но так уж противоречиво устроен человек, что не только проявить свою индивидуальность, но даже ощутить ее он способен только в социуме. В картине Магритта роль объединящего социума выполняет общий для всех троих горизонт. Так и приходится нам, живущим, балансировать между инидвидуальным и общественным, пытаясь найти золотую середину. 


Write a comment

Comments: 0