Портрет виконтессы де Ноай - Сальвадор Дали

Портрет виконтессы де Ноай был написан Сальвадором Дали в 1932 году, о чем не сложно догадаться по набору излюбленных в то время образов-символов художника, среди которых мы обнаружим кипарисы, рояль, из которого изливается фонтан воды, персонажей "Анжелюса" Жана-Франсуа Милле, ложку с ненормально удлиненным черенком, традиционное для тех лет изображение "раздвоившейся" головы в виде кувшина (фрейдистского символа женской сексуальности), скал мыса Креус - одним словом, всего привычного нам инструментария Дали-сюрреалиста. 

 

В настоящий момент "Портрет виконтессы де Ноай" (27 х 33 см; холст, масло) находится в частном собрании, а сама виконтесса давно пребывает на небесах - однако она однозначно заслуживает того, чтобы сказать о ней несколько лестных слов. 

А если уж мы завели разговор о виконтессе, то нам никак не обойтись и без ее супруга - виконта Шарля де Ноай, благодаря которому мы сегодня имеем возможность ездить с экскурсиями в чудесный Дом-музей Сальвадора Дали в Порт-Льигате - ведь в свое время именно Шарль де Ноай заплатил изгнанному из дома Сальвадору Дали гонорар за еще не написанную художником картину, на который Сальвадор и купил ту самую рыбацкую хижину в Порт-Льигате, из которой потом "вырос" знаменитый дом художника. 

Шарль де Ноай (1891 - 1981) - потомок древнего и богатого рода, сын принца де Пуа. В числе его предков, отметим, были Шатобриан и Сен-Симон. Семейство Ноай всегда отличалось любовью к искусству и настоящей страстью к коллекционированию. 

Что касается виконтессы де Ноай - Мари-Лор, она была дочерью богатейшего американского еврея-банкира Мориса Бишофхайма и француженки-аристократки мадам Круассе. Одним из предков изображенной Дали Мари-Лор был сам маркиз де Сад! 

Мари-Лор возрастала в окружении интересных и талантливых людей, хороших книг и замечвательных произведений живописи и скульптуры. Ко времени свого замужества с банкиром она, будучи всего 20 лет от роду, унаследовала огромное состояние своего отца. 

Одним словом, у этой чувственной и несколько властной женщины с хищным большим носом было все, о чем можно только пожелать - и, в добавок, ей достался супруг, полностью разделявший ее интересы в искусстве и сквозь пальцы смотревший на ее любовников, которых она заводила и бросала исключительно по собственной прихоти. 

К тому времени, когда судьба сввела молодого, бедного и талантливого Дали с этими выдающимися любви, виконт де Ноай и его жена были самыми главными меценатами в области искусства и литературы во всей Франции. Их состояние было столь огромно, что, выражаясь современным языком, его не смог бы сокрушить даже коронавирус! 

Супруги де Ноай, получали живейшее удовольствие, окружая себя людьми искусства и помогая им финансово. Началось с того, что Шарлю и Мари-Лор очень понравился совершенно новаторский фильм "Андалузский пес", снятый совместно Луисом Буньюэлем и Сальвадором Дали - понравился настолько, что они согласились финансировать новый проект Дали и Буньюэля (им стала картина "Золотой век", в некоторых эпизодах которой можно, кстати, видеть отца Сальвадора Дали и его мачеху, тетушку Каталину). 

Так или иначе, уже осенью 1929-го года Дали был нередким гостем в парижском доме семейства де Ноай. Тогда же виконт де Ноай приобрел у  художника картину "Мрачная игра", а в 1930-ом, когда Дали оказался бездомным, именно Шарль де Ноай великодушно согласился переслать Дали чек на 20 000 франков в обмен на картину, которой еще не было. 

Эти деньги Дали, как и обещал своему меценату, потратил на покупку хижины, ставшей ядром его знаменитого впоследствии дома, а виконт впоследствии получил обещанную картину, которой оказалась "Старость Вильгельма Телля".  

И, наконец, Шарль де Ноай был членом созданного в 1932 годутайного общества "Зодиак", куда вошли 12 состоятельных любителей искусства, каждый из которых в определенный месяц должен был делать денежный взнос в пользу Сальвадора Дали, взамен получая большую картину художника - или маленькую картину и два рисунка.  

"Зодиак" очень помог Сальвадору и Гале финансово на этапе становления известности художника, когда с деньгами было все еще туго. Именно в обмен на финансовый взнос семейства де Ноай Дали написал портрет носатой и великодушной виконтессы, чем-то весьма похожей на Анну Ахматову. 

И мы, со своей стороны, пользуемся возможностью еще раз сказать виконтессе де Ноай и ее мужу Шарлю "спасибо" - спасибо за Сальвадора Дали!

Write a comment

Comments: 0