Барселона - город, где родился убийца Троцкого

Барселона подарила миру многих известных личностей, среди которых не последнее место занимает Рамон Меркадер - барселонец, по приказу НКВД, а точнее, самого Сталина, физически уничтоживший "врага Советского Союза №1" - Льва Давидовича Троцкого. Тот самый "Человек с ледорубом". Впрочем, в СССР, где Рамон Меркадер, полностью отбывший 20-летний срок тюремного заключения, прожил последние годы жизни, его знали под другим именем: Рамон Иванович Лопес, Герой Советского Союза. Но начиналось все в каталонской Барселоне...

Да, как причудливо переплетаются нити судьбы! Если бы 7 февраля 1913 года Троцкому сказали бы, что в этот день его судьба определилась окончательно,  и в небесной канцелярии уже известна дата его мучительной смерти, Лев Давидович, скорее всего, не поверил бы. Возможно, даже покрутил бы пальцем у виска: "Ересь какую-то вы несете, батенька!"

А между тем, дела обстояли именно так. 7 февраля в зажиточной барселонской семье Пабло Меркадера Медины и его молодой жены Карида дель Рио Эрнандес на свет появился второй ребенок, которого нарекли Рамоном. Пабло Меркадер, отец Рамона, принадлежал к династии барселонских "индейцев" - безнесменов, заработавших состояние в испанских колониях - пока Испания еще ими располагала. 

Донья Каридад дель Рио, мама Рамона, появилась на  свет в Сантьяго де Куба и тоже происходила из семьи местного истеблишмента. Семья Каридад покинула родину до того, как Куба в 1898-ом обрела независимость, и юная Каридад получила блестящее образование в Барселоне, Лондоне и Париже - то есть, как видим, до определенного момента ничто не предвещало беды. 

При иных обстоятельствах Рамон благополучно миновал бы пубертатный период, отучился в Барселонском Университете и влился бы в семейный бизнес, связанным с текстилем. Однако обстоятельства не были иными. 

Всего через несколько лет брак родителей Рамона начал трещать по швам. По до конца не установленным причинам донья Каридад дель Рио начала испытывать угрюмую неприязнь не только к своему супругу, но и ко всему буржуазному классу, все более проникаясь марксистскими идеями. 

В начале 20-хх, когда анархисты в Барселоне устраивали убийства и теракты едва ли не каждую недели, Каридад органично влилась в их бурные круги, и, насколько известно, снабжала их необходимой информацией относительно классовых врагов - причем, не исключено, информацией такого рода, которая могла непосредственно влиять на деловые интересы бизнеса ее мужа - причем, влиять далеко не лучшим образом. 

Так или иначе, когда патриарх клана Меркадеров (дедушка Рамона) умер, дела семейной компании находились не в лучшем состоянии. Бизнес возглавил его младший брат, который за несколько лет развалил семейное дело окончательно, и, от греха подальше, сбежал с семьей и остатками денег в Аргентину. 

Донья Каридад дел Рио - "мать убийцы Троцкого". Источник фото

Привилегированная жизнь для семейства Меркадеров закончилась. Пабло, Каридад и их дети вынуждены были из престижного района Барселоны перебраться на улицу Ампле в Старом городе, где поселились в скромном квартире напротив базилики Ла Мерсе. 

Впрочем, и в этом не было ничего необратимого - если бы не мама Рамона, неистовый и страстный характер которой давал о себе знать все явственней. Ох уж, эти испанки - в особенности, кубинского происхождения! Помимо политических разногласий с классом, к которому сама она принадлежала, был у Каридад и еще один повод не любить "буржуев" - глубоко личного свойства.  Еще в 1919-ом, отдыхая в поместье состоятельных друзей под Аликанте, Каридад самым чудесным образом познакомилась с французским авиатором Луи Делрие.  

Именно, что "чудесным": новая любовь Каридад свалилась на нее прямо с неба: самолет, совершавший рейс между Тулузой и Касабланкой, терпел крушение, и управлявший им Луи совершил вынужденную посадку аккурат рядом с тем поместьем, где гостила Каридад. Молодые люди мгновенно влюбились в друг друга и, как это нередко бывает, стали любовниками, что, как несложно догадаться, не упростило и без того сложных отношений Каридад с мужем и остальными родственниками. 

Это и понятно: переводя ситуацию в обывательсую плоскость, что мы имеем: жену, которая мало того, что своими вредительскими действиями наносит вред бизнесу супругу - так еще и изменяет ему с каким-то "залетным" французом! И это при том, что к тому времени Каридад, помимо нашего Рамона, успела родить еще четверых детей! 

Симпатии родственников как стороны Меркадеров, так и со стороны дель Рио, были целиком на стороне супруга. Кончилось тем, что однажды ночью 1923 года в квартиру Меркадеров явились дюжие медбратья из психиатрической клиники "Новый Вифлеем" в Барселоне, надели на донью Каридад смирительную рубашку и забрали ее с собой. 

Медбратьев вызвали муж и браться Каридад, посчитавшие, что "психушка лучше, чем тюрьма", в которую долья Каридад несомненно угодила был за свою "антисистемную" деятельность. 

Впрочем, "лучше" или не лучше - очень спорный вопрос. Три месяца мать Рамона держали в полной изоляции, регулярно повергая ее процедурам ледяного душа и электрошока. Предполагалось, что это поможет вернуть пациентке "рассудок" и навсегда отобьет у нее желание участвовать в революционном движении и изменять мужу. 

Однако никто и не предполагал, какой силы характер таится в теле этой хрупкой и красивой женщины! Каридад вышла из клиники несломленной, разорвала всякие отношения с родственниками, которых она так и не простила до конца своих дней, забрала пятерых детей и переехала жить во Францию - к несколько ошарашенному таким неожиданным поворотом любовнику-авиатору.  

Известно, что в Тулузе мать Рамона пыталась управлять рестораном, однако бизнес прогорел, а французский летчик, утомленный неистовостью своей многодетной любовницы, оставил ее, после чего Каридад совершила попытку самоубийства. 

Узнав об этом, в Тулузу примчался бывший супруг Каридад, Пабло Меркадер, и забрал к себе троих младших детей. Хорхе и Рамон остались с матерью во Франции, где Хорхе учился на повара, а Рамон - на метрдотеля. В это время Каридад, оправившись от кризиса, вступила в ряды Коммунистической Партии Франции, и, можно не сомневаться, влияние, которое ее политические взгляды оказывали на детей, во многом определили и их мировоззрение. 

Во всяком случае, когда в 1931-ом, после провозглашения Республики, Рамон вернулся в Барселону, он первым делом устроился на работу в отель "Ритц" (нынешний "Палас") в Барселоне, а вторым - вступил в ряды Компартии Каталонии и прниимал свамое деятельное участие в коммунистическом движении. 

Каким он был тогда, этот юноша Рамон Меркадер, пропитанный насквозь маркисистко-ленинско-сталинискими идеалами?  Умным, энергичным и решительным. Высоким (1 м 85 см), стройным, красивым, спортивным - девчонки (по воспоминаниям самих "девчонок", когда они стали уже бабушками) бквально вешались на Рамона гроздьями и готовы были выцарапать друг дружке за Рамона глаза. 

Рамон занимался гимнастикой и легко мог тремя пальцами согнуть медную монету. Количество его любовниц быстро перевалило за сотню и продолжало расти в геометрической прогрессии, что никоим образом не отвлекало его от революционной деятелньости, за которую в 1935 он угодил в тюрьму, а в 1936, оказавшись на свободе, принимал самое деятельное участие в подготовке к Барселонской Олимпиаде, которая так и не состоялась. 

Вместо Олимпиады случилась Гражданская война, и Рамон тут же отправился на Арагонский фронт, где воевал в одной колонне со своей матерью. Да, донья Каридад уже была там и успела снимкать уважение среди единомышленников своей почти безрассудной храбростью, решительностью и умением не сдаваться ни при каких обстоятельствах. 

Каридад дель Рио - мать Рамона Меркадера

Встреча матери и сына произошла в госпитале Лериды - обы были ранены и, по стечению обстоятельств, оказались в одной больнице. Оправившись от ранения, Рамон был направлен в Барселону, где командовал колонной Лина Одена, также состоявшей из коммунистов. В ноябре колонна была отправлена на Мадридский фронт, и как раз в это время мать Рамона, донья Каридад, приехала к сыну для "серьезной беседы". 

В начале 1937 донья Каридад дель Рио была завербована НКВД - лично Наумом Эйтингоном, и целю ее визита к Рамону было убедить его работать вместе с ней на Советский Союз, выполняя поручения весьма тайного и крайне важного характера. 

Впоследствии в биографии Рамона имеется определенный провал. Ряд авторов утверждают, что он находился в Советском Союзе, где походил спецподготовку, однако есть основания считать, что это не так. Спецподготовка, скорее всего, могла проходить на территории Франции, и, кроме того, есть свидетельства людей, утверждающих, что Рамон находился в Испании и в 1937, и в 1938 г.г. 

В частности, Павел Судоплатов (в ту пору еще простой агент НКВД), убивший Евгения Коновальца в Роттердаме в конце мая 1938 года, на обратном пути в Союз провел в Барселоне три недели и в это время, по его словам, встречался здесь с Меркадером. 

Так или иначе, уже в июне 1938 Рамон появляется в Париже под именем сына бельгийского дипломата Жака Морнара с вполне конкретной задачей: соблазнить Сильвию Агелофф - активистку троцкистской Социалистической рабочей партии, и, таким образом, получить доступ в близкие к Льву Давидовичу круги. 

Стоит ли сомневаться, что внешне совсем непривлекательная Сильвия, прибывшая в Париж для участие в съезде Четвертого Интернационала, мговенно была сражена красотой и элегантностью Рамона и рухнула к его ногам, как свежескошенный сноп. Это и предопределило судьбу Льва Давидовича - Меркадер впоследствии получил доступ в дом Троцкого в Койоакане именно через Сильвию.  

Дальнейшее известно. В марте 1939-го Павел Судроплатов, делавший стремительную карьеру в НКВД, получил от Сталина четкий приказ на физическое уничтожение Троцкого, и Эйтингон занялся разработкой операции "Утка". 

Иногда задаешься вопросом: зачем Сталину нужно было сразу дать Троцкому беспрепятственно покинуть Союз, а затем изощряться, придумывая, как его устранить в далекой Мексике. Зная запредельную жестокость вождя, порой кажется, что ему мало было физически уничтожить оппонента - ему обязательно требовалось, что Троцкий долго и мучительно страдал перед смертью. 

Так и случилось, прежде, чем заняться самим "врагом номер №1", Сталин последовательно убил всех детей Троцкого, доведя его практичеки до безумия - однако так и не сломив. Да, морально раздавленный, лишившийся самых дорогих ему людей, Троцкий испил чашу земного страдания до дна - но по-прежнему не собирался сдавать идейных позиций, что и заставило Сталина принять, наконец, решение о его ликвидации. 

Эйтингон подготовился к операции основательно. После того, как первое покушение на Троцкого, состоявшееся 24 мая 1940 года, осуществленное группой мексиканских и испанских коммунистов под руководством художника Хосе Давида Альваро Сикейроса (так называемая группа "Конь"), провалилось, бала задействована вторая группа "Мать", куда входили Рамон Меркадер и его мать, донья Каридад дель Рио. 

К тому времени Рамон Меркадер через глупенькую, влюбленную и слепую по причине этой любви Сильвию Агелофф был уже вхож в дом Троцкого и не вызывал совершенно никаких подозрений. 

20 августа 1940 Рамон Меркадер явился к Троцкому с просьбой, чтобы тот оценил написанную им статью. Невзирая на жарку погоду, через руку Рамона был перекинут плащ, под которым в специальных петлях были подвешены нож и ледоруб с укороченной рукоятью.

Троцкий, провел своего убийцу в кабинет, сел за стол и принялся изучать принесенные Рамоном бумаги. В этот момент Меркадер, зайдя за спину хозяину, извлек ледоруб и что есть силы вонзил его в затылок Троцкому. В этот момент Троцкий как раз поворачивал голову, чтобы задать Меркадеру вопрос - и потому удар не стал смертельным.  

Как было установлено позже, глубина раны составила 7 см, однако Троцкий не только остался в сознании, но смог закричать, вскочить на ноги и даже вступить с Меркадером в борьбу, укусив его за руку, что заставило Рамона выпусть ледоруб из рук. 

Более того, Троцкий, находившийся какое-то время в сознании, успел отдать приказание охране, ворвавшейся в кабинет и начавшей жестоко избивать Меркадера, ни в коем случае не убивать его: Троцкий прекрасно понимал, кто стоит за покушением, и рассчитывал, что Меркадер во всем сознается. 

В это время снаружи, буквально в сотне метров от дома Троцкого, Меркадера ожидали две машины, в одной из которых находися Эйтингон, а в другой - донья Каридад. Когда стало понятно, что Рамон схвачен, машины уехали. 

В больнице Троцкий потерял сознание и на следующий день умер. Тело его было кремировано, а прах захоронен во дворе дома в Койоакане. Эйтингон и мать Рамона Меркадера вынуждены были спешно покинуть страну, однако перед отъездом Каридад позаботилась о том, чтобы у Рамона был хороший адвокат. 

В Советский Союз донья Каридад попала в 1941 году, где ее ожидал самый торжественный прием и орден Ленина, полученный из рук Михаила Калинина. 

Что до Рамона, невзирая на жестокие избиения и пытки, он так и не раскрыл своего настоящего имени, равно как и не назвал имен организаторов убийства, продолжая держаться версии о том, что убийство спланировал и осуществил исключительно он один. 

Стойкость его объясняется в том числе и тем, что в тюрьме его нашли возможность известить о том, что, стоит ему начать говорить, кго любимая мать "случайно погибнет" - да он и без преупреждений прекрасно это понимал. 

6 мая 1960 года, полностью отбыв срок заключения, Рамон вышел из тюрьмы и по чехословацкому паспорту прибыл в Москву, где был награжден орденом Ленина и звездой Героя Советского Союза. Последние годы Рамона Меркадера прошли между Москвой и Гавааной, где в 1978 году он умер от рака. Однако похоронили его на Кунцевском кладбище в Москве, в зании полковника КГБ. 


Write a comment

Comments: 0