Стул Винсента - Винсент Ван Гог

Стул Винсента - Винсент Ван Гог

Картина "Стул Винсента", известная также, как "Стул Ван Гога", или "Стул Винсента с трубкой", была написана Винсентом Ван Гогом в декабре 1888 года в Арле, совсем незадолго до печально известной ссоры с Полем Гогеном, которая закончилась тем, что Ван Гог бритвой отрезал себе мочку уха и угодил в психиатрическую клинику, перед этим успев здорово напугать той же бритвой Гогена. 

 

Вообще, так называемый "арльский период" - лучший, на мой взгляд, в творчестве Ван Гога, хотя бы уже за то пронзительное чувство печали и одиночества, которыми дышит едва ли не каждая картина художника той поры. 

 

Композиция картины построена на сочетании широких, плоских областей цвета, подобранных по принципу комплиментарности, в сочетании со сложными линиями, образованными формой стула и узором напольной плитки. 

Удивительно, что формально являясь натюрмортом, картина воспринимается как портрет, поскольку автор - Винсент Ван Гог незримо присутсвует здесь благодаря, кажется, только что оставленной на стуле трубкой и кисету с трубочным табаком. О присутствии автора свидетельсвует и надпись на заднем фоне, а та самя грусть, о которой мы упоминали, наилучшим образом выражена в сам факте того, что стул - пуст. 

Картину "Стул Винсента" с тем же успехом можно было бы назвать "Крушение всех надежд" - и это назваание стало бы еще более точным. Чтобы понять, какие чувства испытывал художник, следует вспомнить предшествовавшие написанию картины обстоятельства.  

Ван Гог прибыл в Арль, на юг Франции в феврале 1888 года, вынашивая давнишнюю мечту - основать если не полноценную колонию, то, для начала, хотя бы общую студию для художников, где они могли бы работать и, лучше всего, проживать сообща. 

В мае того же года в жизни Винсента появился знаменитый "Желтый дом", в котором художник снял четыре комнаты - две для себя, и две для Поля Гогена. Брату Винсента Тео, удалось, в конце концов, уговорить Гогена приехать в Арль, чтобы пожить там какое-то время совместно с Винсентом, занимаясь, естественно, творчеством. 

Ван Гог, смотревший в некотором смысле на Гогена снизу вверх - во многом благодаря тому удивительному виду превосходства, который временами умел напускать на себя Поль Гоген - возлагал на совместную жизнь и работу с Гогеном большие надежды, с нетерпением ожидая приезда последнего. 

Винсент не только написал несколько картин для украшениия спальни Гогена, но и самолично хаживал по мебельным лавкам Арля, безбожно торгуясь с продавцами и приобретая мебель для того, чтобы обставить жилье. Все это лишний раз показывает, насколько ждал Ван Гог приезда Гогена, видя в этом начало осуществления своей мечты о "колонии свободных художников". 

В конце октября 1888-го Гоген прибыл в Арль и поселился в "Желтом Доме". Поначалу все складывалось чудесно: художники вместе работали - как в студии, так и на пленэре - вместе пьянствовали и вместе пытались решить, в каком же направлении должна все-таки двигаться прогрессивная живопись. 

Однако вскоре этой творческой идиллии приступил конец. Гоген был слишком авторитарен, Ван Гог - чересчур упрям, и каждый из них обладал таким запасом самомнения, что его хватило бы и на десятерых. 

Отметим сразу, для творческого человека - это более, чем нормально. Если тот же художник не будет свято уверен в том, что он единственный из всех, кто знает, "как надо писать" - он никогда ничего не добьется. 

Так или иначе, между художниками начались ссоры, которые делались все чаще - и все меньше после них хотелось искать примирения. В какой-то момент времени Гоген начал подумывать об отъезде, и Ва Гог, с е его обостренной чуткостью восприятия, не мог не ощутить этого. 

Еще не было сказано ничего окончательного, однако Ван Гог все яснее понимал: мечта его о счастливом творческом сообществе терпит, похоже, тотальный крах. Напряжение росло, накапливалось и требовало выхода - вот почему 23 декабря 1888-го случился уже упомянутый нами инцидент с бритвой и ухом, окончательно похоронивший все мечты Винсента. 

Вот почему картина "Стул Винсента" буквально пронизана тоской, безысходностью и чувством надвигающейся беды - что отнюдь не умаляет ее несомненных художественных достоинств. 

Write a comment

Comments: 0