Когда Дали стал настоящим жуликом?

Знаете ли вы, что рынок фальшивого Дали оценивается в сумму свыше 1 млрд долларов, а некоторые эксперты склонны считать, что эта сумма еще выше - все три? То есть, три миллиарда долларов?  А знаете ли вы, что повинен в этом сам Дали? Как, почему? Сейчас мы об этом и побеседуем.

Перед тем, как пройти во внутренний двор Театра-музея, на несколько минут заглянем в кородор, чтобы полюбоваться прекрасной графикой Сальвадора Дали. Графиком Дали был непревзойденным, и висящие на стенах авторские литографии из цикла "Озорные сны Пантагрюэля" служат ярким тому подтверждением. 

Это чудесный образчик тиражной графики от Дали - и наглядный пример того, почему каталонского Маэстро принято считать гразнидозным фальсификатором своих собственных работ, нанесшим непоправимый ущерб своей репутации. 

 

Но два слова о самой тиражной графике, чтобы все было понятно. 

 

Самая дорогая (и оригинальная) разновидность тиражной графики - авторский отпечаток, (или принт, или эстамп). Художник сам принимает непосредственное участие в создании печатных форм (тех же литографских камней или пластин),  с которых впоследствии печатают определенное, строго лимитированное количество копий - например, 100, 500 или 1 000. Каждая из этих авторских оттисков будет снабжен порядковым номером: например 1/100, 2/100 и так далее.

Каждый из этих оттисков будет  снабжен автографом художника. И каждый будет считаться оригиналом. После того, как тираж будет реализован, разрешается допечатка - как правило, не превышающая 10% от объема первоначального тиража. После допечатки печатные формы уничтожаются - как гарантия уникальности тиража.

 

В этом вся суть - в высочайшей степени уникальности. Авторские отпечатки существуют только в одном едиственном виде (например, литографии) и в ограниченном количестве. Каждый из них является оригиналом, и высокая цена   - следствие не только престижности автора, но и ограниченности тиража. 

Покупатель знает: таких принтов за подписью Пикассо или Дали - всего сто экземпляров в мире, больше их нет и никогда не будет - потому что литографские пластины уничтожены.

 

Именно по этой причине покупатель готов платить те 2, 3 или 5 тысяч евро, которые просят за принт. Авторский отпечаток, таким образом - король тиражной графики. 

Его ни в коем случае не следует путать с репродукцией.  Если авторские принты делаются исключительно с печатной формы, которые впоследствии уничтожается, то репродукция делается с какого-либо уже существующего оригинала - того же принта, или авторского эстампа, рисунка, фото и т. д.

С этого оригинала делается печатная форма, а уже с нее - репродукция. Да, репродукции тоже могут выпускаться ограниченным тиражом, и тоже могут иметь автограф автора - но мы должны понимать, что участие автора здесь абсолютно минимально и ограничивается лишь подписью (автографом) автора, который тем самым просто удостоверяет: да, репродукция соотетствует оригиналу. Соотетственно, и цена на репродукции намного ниже, чем на оригинальные авторские отпечатки. 

Отличить авторский отпечаток от репродукции, не будучи профессионалом или очень знатоком творчества того или иного мастера - практически невозможно - что порождает огромные возможности для мошенничества. Вам легко могут продать репродукцию под видом авторского оттиска - и вы ничего даже не заподозрите. 

Здесь остается надеяться на порядочность продавца, издателя и, конечно же,  художника, который не будет ставить свой автограф под "неправильной" репродукцией, или, тем более, авторским оттиском, который будет следить, чтобы печатные формы после печати уничтожались - то есть, всяко блюсти свое доброе имя.

А вот тут-то мы и подошли к главному: к тому, как "блюл" свое доброе имя Сальвадор Дали. А "блюл" он его так, что продажа репродукции под видом оригинального принта сейчас покажется нам просто "цветочками". 

 

Таким "почти невинным" мошенничеством Дали, при помощи и попустительстве секретаря Питера Мура (ирландского жулика) начал заниматься уже в 60-ые. Это был пркрасный способ быстро заработать много денег.

Одно дело - корпеть полгода над каким-нибудь монументальным полотном площадью 12 м, и продать его после за 100 000 долларов - деньги преекрасные, но никак не способные обеспечить стиль жизни Дали и его супруги, и совсем другое - бесконечно тиражировать однажды сделанные литогравюры, продавая, повторюсь репродукции под видом и по цене оригинальных оттисков.

 

Деньги на этом можно было заработать такие, что картины, что называется, "нервно курили в сторонке". 

Затем Дали  пошел еще дальше и начал ставить подписи на чистых листах. Французский издатель Пьер Аржийе предложил ему по 10 долларов за чистый лист с подписью художника, и Дали принял это приглашение не задумываясь. 

 

За час он мог подписать около полутора тысяч листов в час - и зарабатывать, таким образом, около 15 тысяч долларов! "Всю жизнь я  не понимал професси отца (нотарисуса), который постоянно вынужен был возиться с бумагами, но, похожке, и мне этой субдьбы избежать не удалось!" - возбужденно говорил Дали, отправляясь с утра "поработать".

Работа велась в одном из помещений его дома в Порт-Льигате. Дали усаживался за стол, один из помощников подавал ему лист, художник мастерским отточенным движением ставил на нем автограф, после чего второй помощник тут же пописанный лист убирал, а не месте его уже появлялся следующий.

 

Все это напоминало какую-то адскую биомеханическую машину по производству денег. Наверняка в эти часы Дали ощущал себя алхимиком более, чем когда-либо, и гордился собой невероятно! Ему очевидно нравился сам поцесс, что отмечали все, кому случалось видеть его за работой. 

Однажды Эмилио Пигнау, подрядчик Дали, заметил, что на этих чистых листах с пописью Дали кто угодно может напечатать любую подделку, на что Дали тут же ответил:

 

-Мне заплатили за эту работу - остальное меня не касается!

 

Да, дальнейшая судьба чистых листов его не интересовала. Его не интересовало, будут ли уничтожены печатные формы после отпечатки тиража, сколько будет еподано репродукций, будет ли соблюден размер тирижа - мы же помним, что ценность тиражной графики и весь смысл ее заключается именно в лимитированном количестве копий...

Но Дали не хотел об этом думать: лимитированность означала малое количество подписанных листов, а значит, малое количесто полученных за это "червонцев". 

Интересы Дали лежали прямо в противоположной области - не меньше, а больше. Он не хотел ничего считать, кроме денег, и, возможно, утешал себя потенциальной порядочностью издателей - которая, как мы понимаем, существовала лишь в воображении Дали.

 

Издатели зарабатывали на подписанных им листах гораздо больше, чем сам художник - и  потому всякая "порядочность" здесь была неуместна.  

Теперь Дали однозначно оправдывал свое прозвище, данное ему когда-то Андре Бретоном, основателем кружка сюрреалистов: "Avida Dollars" (Деньголюб) - прозвище, которым он беспримерно гордился, нося его, как наивысшую награду. Да и что хотеть от человека, который заявлял:

"Если вы хотите заработать денег, все средства хороши, все способы законны - кража, плагиат... забавно лишь, что многие почему-то воображают, что зарабатывание ими денег послужит на благо человечества или принесет пользу потомкам."

Ситуация с чистыми листами усугублялась изо дня в день. Дали настолько понравился этот способ быстрого и немучительного заработка (творчество  - всегда мука), что он готов был подписывать все, везде и в неограниченных количествах - лишь бы ему немедленно за это платили. 

Учитывая врожденное трудолюбие Дали, его исконную каталонскую жадность, а также всем хорошо известную алчность его супруги, можно не сомневаться, что ситуация все больше выходила из-под контроля. 

 

Первый серьезный скандал возник в 1974, когда на французской границе был задержан въезжавший из Андорры фургон, в котором находилось 40 000 чистых литографских листов, подписанных Сальвадором Дали.

 

Груз предназначался парижскому издателю Лавинье, который смог доказать, что ничего противозаконного в этом грузе нет - и фургон отпустили. Тем не менее, "осадочек" остался. 

 

А Дали продолжил делать так, чтобы "хорошего художника стало много". На сегодняшний день никто не знает точно, сколько таких чистых листов было подписано Сальвадором. Ясно одно - речь идет как минимум о сотнях тысяч. Никто не знает точно, сколько репродукций продаются под видом авторских оригинальных оттисков.  

И никто не знает, сколько литографских листов с подписью Дали содержат изображения, вообще не имеющие к Дали никакого отношения.

 

И, закончу летописать печальную картину - никто не знает точно, сколько литографских листов имеют на себе фальшивый автограф Дали. Ведь сам Маэстро, начав так легкомысленно относиться к своему доброму имени, открыл этот ящик Пандорры.

Таким образом, прошу иметь в виду:  если вам будут по весьма сходной цене, почти за копейки, предлагать оригинальную литографию Сальвадора Дали, с автографом и пр. - призадумайтесь. На худой конец, прежде, чем покупать, воспользуйтесь услугами эксперта, хотя... Хотя это тоже штука не дешевая - и не дающая стопроцентной гарантии качества. 

Длительность базовой экскурсии в театр-музей Сальвадора Дали - 7 часов.

Стоимость: 1-3 человека - 330 €, 4-5 человек - 350 €, 6 человек - 390 €, 7 и более человек - по запросу.

Примечание: входные билеты (стоимость билета - 15 €) не включены в стоимость экскурсии.

Свяжитесь с нами:

zakharovsergei@mail.ru

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram 

 +34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram


Write a comment

Comments: 0