Сальвадор Дали и его любимый оцелот Бабу

Дали и его любимый оцелот Бабу. Никто никогда не мог обвинить Сальвадора Дали - великого гуру сюрреализма, который умер более 30 лет назад, но и сегодня продолжает будоражить умы и вызывать неподдельный интерес публики к своей неординарной персоне - в соблюдении нормы.

 

Любую и всяческую "норму" Сальвадор Дали ненавидел лютой ненавистью, всем своим поведением и образом жизни бросая ей вызов. 

Существует множество рассказов о его причудах, от заявления Дали о том, что его знаменитые усы на самом деле не что иное как антенны, принимающие инопланетные сигналы, до его широко известного потребления огромного количества камамбера перед сном, которое, по словам Дали, вызвало невероятно фантазийные и яркие сны, которые впоследствии ложились в основу очередного шедевра художника. 

Говорят, что он даже ароматизировал себя коровьим навозом и рыбным клеем, чтобы добиться индивидуального запаха. Таким образом, нас не должно удивлять, что любимое домашнее животное Сальвадора Дали тоже было оригинальным - речь о  колумбийском оцелоте по имени Бабу.

Оцелот (Leopardus pardalis), также известный как карликовый леопард или дикая кошка Маккенни, - это вид дикой кошки, обитающий преимущественно в Южной и Центральной Америке. По внешнему виду он похож на домашнюю кошку, хотя своим мехом этот хищник напоминает дымчатого леопарда или ягуара.

Собственно говоря, именно мех оцелота, очень красивый и высоко ценившийся, привел к тому, что с 1972 по 1997 год оцелот считался исчезающим видом: в результате безжалостной браконьерской добычи этих животных поголовье их сократилось до критического количества, и потребовались долгие годы, прежде чем удалось исправить ситуацию.  Рисунок и окрас шерсти оцелота может сильно различаться, от кремового до серого до красновато-коричневого и отмеченного черными розетками; в то время как их уши округлые, хвосты длинные, а передние лапы существенно крупнее задних.

Честно сказать, и сам оцелот - далеко не безобидная домашняя кошка. Длина зверя может достигать 1,40 см (от носа до кончика хвоста), а вес особенно крупных экземпляров - до 16 кг! Это однозначный хищник, который, в случае крайней нужды, может добывать даже небольших ослов и кабанов - хотя обычно предпочитает обходиться добычей помельче: птицами, змеями и мелкими млекопитающими.

Этот вид в основном ведет ночной образ жизни, отличается невероятно хорошим зрением и крайне высокой степенью привязанности к своей территории, которая в случае с самцами составляет около 30 квадратных километров.  За территорию оцелот бьется с конкурентами "до последней капли крови" - известно, что территориальные споры между оцелотами нередко приводят к смертельному исходу для одного из "спорщиков".

Население древнего Перу почитало оцелотов как священных животных, часто изображая их в своих произведениях искусства. Среди других известных владельцев оцелотов следует упомянуть музыканта Грэма Парсонса (1946 - 1973), карьера которого в кантри-музыке была очень короткой, но оказала мощное влияние на всю последующую музыкальную поп-культуру. 

Сальвадор Дали и его оцелот Бабу

Парсонс умер от передозировки наркотиков в возрасте 26 лет, и его друг и продюссер Фил Кауфман выкрал его труп перед похоронами и сжег его в пустыне - впрочем, это совсем другая история... Мы же в рамках данной статьи хотели лишь упомянуть о том, что в подростковом возрасте Парсонс держал на заднем дворе семейного дома во Флориде целую семью оцелотов, относясь к этим крупным и красивым кошкам с большой любовью.

Без ума от своего Бабу был и Дали. Выбор Сальвадором именно оцелота в качестве питомца вполне понятен: этот зверь отвечал всем эстетическим потребностям художника, вызывал страх у окружающих и, к тому же, был лишен недостатков, присущих более крупным представителям семейства кошачьих. 

Скажем транспортировка и кормежка более крупного зверя - тигра или льва - и, тем более, выход с ним "в свет" однозначно были бы сопряжены с гораздо большими сложностями, чем в случае с оцелотом. Кроме того, тигр или лев могли бы, упаси Боже, загрызть и даже съесть кого-нибудь из публики или, страшно даже подумать, самого Дали - а это никоим образом не входило в планы художника. 

Дали приобрел своего оцелота в 1960-х годах (предположительно от главы колумбийского государства), и какое-то время пятнистый зверь сопровождал художника и шоумена на поводке и ошейнике, украшенном экзотическими камнями почти везде, куда бы Дали направлялся. Дали частенько любил рассказывать о том, как однажды он привел дикую кошку в пафосный и дорогой ресторан на Манхэттене и привязал Бабу к своему столу, что вызвало моментальную и сильную тревогу у других посетителей ресторана. 

С одной из женщин, сидевших за соседним столиком, едва не случилась истерика. Она побледнела как смерть и, казалось, вот-вот рухнет в глубокий  обморок. Чтобы развеять страх женщины, Дали, явно наслаждавшийся произведенным эффектом,  рассказал ей, что Бабу, в общем-то, самый обычный (хотя и невероятно крупный) кот, которого он сам разрисовал в стиле оп-арт, из-за чего он и стал похожим на мелкого леопарда.

Бабу был причастен к светской жизни как дома, так и за границей - писательница Сюзанна Уайт описывает, как, однажды, придя в номер Дали,  была изрядно напугана, увидев хищную кошку, бесшумно возникшую из ниоткуда и мягко вспрыгнувшую на пустовавшее шелкое кресло рядом с ней. 

Всеобщий интерес Бабу вызвал и у публики, путешествующей вместе с художником и его питомцем на роскошном океанском лайнере SS France. 

Любимый оцелот Сальвадора Дали

Однако, несмотря на то, что Бабу всегда находился в центре всеобщего внимания и буквально купался в роскоши, друг Дали, актер Карлос Лозано, не был уверен в абсолютном счастье зверя, что и понятно: как бы ни было, Бабу, насильно извлеченный из своей естественной среды обитания, оставался пленником - пусть и в золотой клетке. 

В своих мемуарах Карлом Лозано писал: «Я видел улыбку оцелота лишь однажды, в тот день, когда он сбежал от хозяина и заставил постояльцев и служащих отеля "Мерис" (фешенебельный отель в Париже), в панике разбегаться, словно крысы, в поисках какого-нибудь укрытия.

Остается лишь повторить вышесказанное: какое счастье, что Дали не завел себе тигра или льва - иначе последствия этой любви к животным были бы разрушительны и ужасны! 

Write a comment

Comments: 0