Женщина, держащая плод - Поль Гоген

Женщина, держащая плод - Поль Гоген (1893)

Женщина, держащая плод - Поль Гоген (1893). Для меня, как и для многих других детей, возраставших в Советском Союзе эпохи застоя и Перестройки, знакомство с творчеством Поля Гогена началось именно с этой картины. Не то чтобы все советские дети были такими уж эстетами и знатоками искусства - просто эти малыши, за неимением компьютеров и Интернета, вынуждены были увлекаться чем-то другим, и одним из таких хобби была филателия.

А в Советском Союзе с 1970 года в серии "Зарубежная живопись в музеях СССР" была выпущена марка номиналом 30 копеек с репродукцией "Женщины, держащей плод". Однажды в результате хитроумных обменов одна из таких марок угодила и в мои детские ручонки - так я познакомился с Гогеном, сразу отметив несомненные художественные достоинства картины. 

В "музеи СССР" эта вещь Поля Гогена угодила самым естественным образом: в декабре её вместе со всей коллекцией купца и коллекционера Ивана Абрамовича Морозова бережно экспроприировали люди в кожанках, "топившие" за Советскую власть. С 1923 года картина находилась в Государственном музее новой западной живописи, откуда в 1948 переехала в Эрмитаж, где находится и поныне. 

Что до Морозова, он начал покупать Гогена еще в 1907 году. Покупка "Женщины, держащей плод" состоялась годом позже - Морозов приобрел её вместе четырьмя другими работами художника у небезызвестного ард-диллера Амбруаза Воллара, увековеченного Пикассо. 

На картине, название которой на маорийском, кстати, выглядит и звучит совершенно иначе: "Eu haere ia oe" (что переводится "Куда ты идешь?") изображена всем хорошо известная Техура - таитянская "жена" Гогена, 13-летняя девушка, которая на момент написания картины была, по мнению некоторых исследователей, беременна от художника. Подтверждением выступают два женских персонажа на заднем плане. Одна из девушек - незамужняя, а другая держит на руках ребенка, что автоматические определяет главную героиню в некую промежуточную стадию между ними: "Уже замужем, но ещё не родила". 

В руках Тахира держит сосуд для воды, вырезанный из тыквы, что позволяет сходу ассоциировать девушку с прародительницей всего женского рода - Евой. Кто-то возразит, что тыква - не совсем яблоко, но ведь и Тахура - не совсем Ева. Не Ева, но ее таитянский аналог. Следует понимать, что христианство Гогена было весьма своеобразным и являлось, скорее, разновидностью абстрактного агностицизма, основанного на глубокой вере в изначально непорочную суть человеческого естества. 

Гоген, активно занимавшийся поисками собственного бога, не только с легкостью переносил библейских персонажей в тропичекие декорации, наделяя их соотвествующей внешностью, но так же играючи (и совершенно искренне) переосмысливал многие библейские сюжеты

Совершенно очевидно что "запретный плод" (в нашем случае - тыква) воспринимался художником не как символ первородного греха, из-за которого нас "попросили" из Рая, но как воплощение материнства, плодовитости, продложения рода и изобилия - то есть, приобретал диаметрально противоположный смысл. Сосуд Тахиры был наполнен Гогеном - а это означало, что жизнь продолжится и, придет время, землю огласит крик нового человека. 

В живописном плане Гоген следует традиции им же провозглашенного синтетизма, обогащая его японскими и египетскими мотивами. Юное загорелое тело Тахиры намеренно написано плоским - однако плавный и очень четкий контур, вступая в противоречие с двухмерностью, придает её фигурое весомость и объем. 

Вообще, все персонажи так органично вписаны в пейзаж, что кажутся его неотъемлемой частью - теми самыми естественными, неиспорченными цивилизацией детьми Природы, к которым всю жизнь стремилась душа Гогена в обманчивой надежде обрести мир и покой. 

Собственно, все творчество Гогена и должно восприниматься как задокументированные в виде картин попытки обрести рай на Земле. 

Найти дешёвый авиаперелёт:

Write a comment

Comments: 0