Девушка, читающая письмо у открытого окна - Вермеер

Девушка, читающая письмо у открытого окна - Ян Вермеер

Картина "Девушка, читающая письмо у открытого окна" была написана Яном Вермеером в 1657 году и в настоящее время хранится в Галерее Старых мастеров в Дрездене. Эту небольшую вещь (83 х 64,5 см; холст, масло) принято относить к раннему периоду творчества голландского художника  - однако само слово "ранний" (в значении "несовершенный") вряд ли уместно применительно к мастеру, любая картина которого как раз отличается совершенством и законченностью каждой детали. Вермеер, кажется, уже родился зрелым мастером. Этому способствовала и крайне неторопливая манера работы художника - он запросто мог посвятить написанию одной картины полгода, год, а в некоторых случаях, и больше - и, как свидетельствуют недавние исследования, поистине научный подход к самому процессу создания картин. 

Если проводить литературные аналогии, картины Вермеера напоминают текст, в котором, после напряженной и мучительной работы над ним, нельзя поменять ни одного предложения, ни единого слова и ни крошечной запятой. Все части литературного пазла, встали наконец на свое единственно возможное место, и убрать ни одну из них нельзя - иначе разрушится вся конструкция. 

Таковы и картины Вермеера, где каждая деталь имеет значение, четко определенное место и существует не сама по себе, но в заданном заранее художником взаимодействии с другими элементами картины. Так, в "Девушке, читающей письмо" край рамы снизу намеренно уводит вгляд зрителя к спинке стула, откуда он автоматически перемещается к смысловому центру картины - ярко освещенному письму в руках читающей его девушки. 

Правая створка окна раскрыта ровно в той степени, чтобы в стекле мы видели отражение лица девушки; занавес на переднем плане справа по цвету гармонирует с деталями одежды героини, а изгиб занавеса повторяет форму изгиба ее рукава...

Детали в картинах Вермеера имеют первостепенное значение, поскольку зачастую голландец изображает одного единственного персонажа, погруженного в молчаливое интимное занятие, и раскрыть истинную суть происходящего (или не-происходящего) возможно только через разбросанные там и здесь в интерьере "подсказки". 

Так, бордовая-красная занавеска невольно вызывает мысли о любовной страсти, а открытое окно - о желании персонажа вырваться на свободу из гипотетического, но вполне возможного домашнего или семейного плена. Это заставляет думать о том, что письмо, которое читает миловидная блондинка - скорее всего от жениха или, упаси Бог, любовника. 

На это же недвусмысленно намекает и передний план картины, где на столе, накрытом богатым турецким ковром, мы наблюдаем блюдо с яблоками и персиками, а рядом с ним - еще один персик, разрезенный надвое. Яблоки, персики, греховная Ева, соблазненный Адам, изгнание из Эдема - этот запрограмированный Вермеером ассоциативный ряд не оставляет сомнения в подлинном смысле картины, который открывается исподволь, незаметно для зрителя - что сродни самому настоящему волшебству! 

Примечательно, что зеленоватый занавес слева изначально не существовал - Вермеер написал его позже, чтобы скрыть купидона - вероятно, художник посчитал, что с купидоном разгадка смысла картины будет слишком очевидной. Впоследствии Вермеер неоднократно использовал занавес в других своих работах, считая, его крайне важным элементом интерьера, повышающим интерес к тому, что изображено на картине. 

Согласно дреневгреческой легенде, как-то художники Зевскис и Паррасий поспорили на предмет того, кто из них более искусен в живописи, и устроили, как сейчас говорят, "батл". Зевскис, уверенный в победе, изобразил кисть винограда, столь реалистичную, что птицы тут же прилетели клевать ягоды. Торжествуя, Зевскис отправился к Паррасию, чтобы посмотреть, что "наваял" его соперник, однако никакой картины в мастерской Паррасия не увидел. 

-Ну, и где твой "шедевр"? - поинтересовался у коллеги самоверенный грек, на что Паррасий смиренно отвечал:

-Вот там, за занавесом. Открой и погляди!

Зевскис попытался отдернуть занавес - и понял, что занавес нарисован! Так в споре победил Паррасий: ведь Зевскису удалось обмануть неразумных птиц, а Паррасию - человека! 

Отметим, что страть Сальвадора Дали к изображению всевозможных занавесов, покрывал и драпировок была, без сомнения, подсмотрена каталонским художником у своего величайшего кумира - Вермеера. Дали ценил драпировки прежде всего за то, что они усиливают загадочность сюжета - а ощущение мистики и тайны Дали считал непременным атрибутом всякого шедевра. 

Долгие годы авторство Вермеера было утеряно, и картину "Девушка, читающая письмо у открытого окна", приписывали то Рембрандту, то Питеру де Хооху. Приписывали не без оснований: именно Рембрандт ввел в живописный обиход изображение фигуры у окна, погруженной в чтение письма, а Питер де Хоох в одной их своих картин ("Спальня") изобразил точно такой же стул с деревянными резными львами на спинке. Тем не менее, в 1860 году картина вновь была атрибутирована как произведение Вермеера Делфтского - шедевр обрел, наконец, своего подлинного автора. 

Кстати, эта работа Вермеера послужила источником вдохновения для Сальвадора Дали при работе над "Исчезающим изображением" - картиной, которую сегодня можно увидеть в Театре-музее Дали в Фигерасе. 


Write a comment

Comments: 0