Купание красного коня - Петров-Водкин

Купание красного коня - Петров-Водкин

Картина "Купание красного коня" была написана Кузьмой Сергеевичем Петровым-Водкиным в 1912 году, почти сорок лет провела в Швеции и, после долгого и трудного возвращения на родину обосновалась, наконец, в Третьяковской галерее, где этим безусловным шедевром Петрова-Водкина можно полюбоваться и сегодня. 

 

Сегодня и вообще сложно представить себе "золотую сотню" самых известных и влиятельных произведений мировой живописи без "Красного коня" - на редкость эклектичного полотна, вобравшего в себя самые разные стили и традиции. 

При просмотре картины создается стойкое ощущение, что Кузьма Сергеевич, вдохновленный изумительными работами Эль Греко, пропустил их через цветофильтр Анри Матисса и привел в органическое соответствие с русской иконописной традицией. Во всяком случае, именно так и воспринимается "Купание красного коня" - как в высшей степени удачный синтез многовековых традиций русско-европейской живописи с ультрамодными авангардными направлениями. 

Впрочем, вряд ли Петров-Водкин занимался составлением этого стилистически-жанрового "коктейля" осознанно. Летом 1912 года он уехал отдыхать и работать на хутор "Мишкина Пристань", расположенный на юге России - и даже не предполагал, что спустя два года на "Балтийской выставке" в городе Мальмё (Швеция) сам король этого северного государства вручит ему за "Красного коня" медаль и грамоту - и он почти в одночасье сделается всемирно известным. 

К счастью Кузьма Сергеевич ни о чем подобном не помышлял - иначе, за столь сладостными и волнительными размышлениями, ему было бы недосуг заниматься живописью. Петров-Водкин просто отдыхал, пил парное молоко, наслаждался чистейшим деревенским воздухом и ходил купаться на озеро. Именно на хуторе "Мишкина пристань" и были написаны два первых варианта картины - до наших дней не сохранившиеся. Тем не менее, окончательная версия, известная всему миру, была выполнена художником на их основании - уже осенью и в Петербурге. 

Невзирая на вопиющий символизм "Купания красного коня" - картина сегодня воспринимается исключительно как аллегория - и у мальчика, и у коня, были свои реальные прототипы. В случае с мальчиком их оказалось даже несколько больше, чем нужно. Так, если судить по переписке самого Петрова-Водкина, при создании образа подростка он использовал черты своего любимого племянника - Александра Ивановича Трофимова (в те годы - просто Шурика). 

В то же время некто Калмыков, ученик Петрова-Водкина, утверждал, что натурщиком послужил именно он, да и вообще - идея написать "Красного коня" возникла у Петрова-Водкина после того, как он увидел картину Калмыкова с изображением красных коней, написанную еще в 1911-ом. Кто здесь прав, а кто намеренно искажает истину - сказать не возьзмемся. 

Так или иначе, у Петрова-Водкина в качестве аргумента есть "Красный конь" - у Сергея Калмыкова, его ученика - только лишь голословные утверждения. В целом же для нас, благодарных зрителей, этот вопрос не представляет первостепенной важности. Кто бы ни был моделью, существенно, что на картине Петрова-Водкина мальчик удался - это единственное, что имеет значение. 

С лошадью, в отличие от наездника, проблем идентификации не возникает: конь был написан с альфа-жеребца хутора "Мишкина пристань" по кличке "Мальчик". 

Приглядевшись, можно обнаружить на картине еще двух коней и, соотвественно, столько же мальчиков, однако принимать их в расчет не следует - они служат лишь фоном и, кроме того, усиливают динамическую кривую, образованную рисунком волн, а также изгибом ноги "главной" лошади и "главного" мальчика.

Конечно же, основная "находка" картины - монументальный, занимающий весь передний план картины жеребец густого, насыщенного кровавого цвета, вызвавший своим появлением в мире искусства жаркие споры. Основной аргумент противников Петрова-Водкина звучал следующим образом: "таких коней не бывает!" На это Водкин резонно возражал, что "такие кони бывают", в доказательство приводя древние русские иконы - как, например, "Святой Глеб и Борис на конях" (14 в.) или "Чудо архангела Михаила", где кони написаны еще более "кричащим" красным цветом, без какого либо смешения красок. 

Отметим: подобная же насыщенная "кислотность" цвета, без ухода в оттенки и полутона - в результате чего возникает ощущение, что цвета не взаимодействуют, а сражаются друг с другом - была свойственна и работам гремевшего тогда Анри Матисса - основоположника "живописи диких", или фовизма. 

Более того, есть основания полагать, что конь изначально был написан гнедым, однако, ознакомившись с новгородскими иконами, которые были высоко ценимы художником, Петров-Водкин намеренно изменил цвет на красный. 

Что касается символического значения картины - истинный смысл ее, как полагают, раскрылся и приобрел чрезвычайную актуальность после событий 1917 года, когда "красная власть" взяла верх - и смогла его удержать. После этого "монументальный красный конь" Советского Союза скакал, переходя с рыси в галоп и обратно, вплоть до 1991 года - пока не издох в страшных мучениях, породив небывалый хаос, нищету и катастрофу. Мог ли предвидеть это Петров-Водкин в 1912 году, когда писал "Купание красного коня" - сложный вопрос, но художники, как известно, часто бывают провидцами...


Write a comment

Comments: 0