Святой Себастьян - Сальвадор Дали

"Святой Себастьян" (200 х 100 см; фанера, масло) был написан Сальвадором Дали в 1977 году специально для интерьеров Театра-Музея в Фигерасе. Как мы не раз уже говорили, в 1970 году Дали завершил последнее великое свое полотно, которое можно назвать итоговым - "Галлюциногенный тореоадор", после чего целиком сосредоточился на создании персонального музея в своем родном Фигерасе, справедливо рассудив, что Театр-музей станет его "главным" произведением жизни - что, собственно, и произошло.

 

Именно так и следует, по задумке Дали, воспринимать Театр-музей и всё, что в нем находится: как единое цельное произведение, и лучше всего - как спектакль под названием "Жизнь Божественного Сальвадора Дали". В этом смысле любой экспонат музея не существует сам по себе - но лишь применительно к тому или иному эпизоду из жизни Дали, о котором художник счел нужным нам напомнить. 

 

"Святой Себастьян" - напоминание о единственной настоящей дружбе в жизни Сальвадора Дали, которую художник пронес через всю жизнь, вплоть до смертного одра - конечно же, мы имеем в виду отношения Дали с блестящим испанским поэтом и драматургом Федерико Гарсиа Лоркой. 

Более подробно о дружбе Сальвадора и Федерико можно прочитать в статье "Дали и Лорка" - дружба художника и поэта", здесь же ограничимся тем, что напомним: Лорка был гомосексуалистом, и очень скоро ощутил, что его чувство к Дали очень далеко от "братской привязанности". 

Сальвадор, который гомомексуалистом не был, не в состоянии был ответить Лорке взаимностью - однако рвать дорогие ему отношения не спешил, и даже, в определенном смысле, не прочь был "поиграть" с нетрадиционным поэтом, не понимая или не желая понимать, что для Лорки в этой игре заключена была дополнительная дополнительная мука.

Так или иначе, в персональной знаковой системе, которой пользовались в переписке или личном общении Дали и Федерико, Святой Себастьян, который, к слову, является покровителем Кадакеса (его праздник отмечается 20 января) играл очень важную роль - из-за довольно странной, на первый взгляд, особенности: этот святой считается покровителем гомосексуалистов. 

Святой Себастьян, почитаемый как мученик, родился в Нарбоне примерно в 256 году; жил в Милане, при императорах Диоклетиане и Максимиане, служил начальникоа преторианской гвардии и тайно исповедовал христианство. После ареста и допроса Диолетиан приказал отвести его за город, привязать к дереву и пронзить стрелами. 

Так и поступили, однако ни одна из ран не оказалась смертельной, и Ирине, жене, удалось выходить его. Многие христиане упрашивали Себастьяна бежать из Рима, однако тот отказался и направился прямо во дворец к Диоклетиану - в качестве "живого" доказательства веры. На этот раз Себастьяна забили камнями до смерти, а тело сбросили в Большую Клоаку. Ныне мощи его хранятся в базилике Святого Себастьяна в Риме. 

Сложно сказать, когда именно это началось, однако в эпоху Ренессанса оформилось окончательно: Святого Себастьяна, как правило, изображали в виде очень красивого и томного юноши, чем-то даже походящего на женщину, а гомосексуалисты и садомазохисты окончательно записали его в святые покровители. 

Логически это, кстасти, совершенно понятно: стрелы, которым было пронзено тело святого - это абсолютные фаллические символы, проникающее в тело Себастьяна. 

Вот почему отношения Дали и Лорки, со стороны последнего носившие ярко выраженную гомосексуальную направленность (от чего Лорка ужасно страдал, однако справиться с этим чувством не мог), попросто немыслимы без образа этого Святого. Как пишет Ян Гибсон в "Безумной жизни Сальвадора Дали", к 1926 году (в самый разгар дружбы) и Лорка, и Дали невероятно увлеклись образом Святого Себастьяна, и упоминания о нем в переписке друзей встречаются постоянно. 

В одном из писем, написанных в сентябре 1926-го, Дали как раз напоминает Лорке, что Святой Себастьян - покровитель Кадакеса и "невинно" интересуется у Лорки, видел ли он, чтобы на какой-нибудь картине "стрелы пронзали ягодицы мученика?" Воспринимать подобное, в контексте всего, сказанного выше, можно лишь как довольно жестокую провокацию - но таков уж был Дали! 

Интересно, что о двойственной сути образа Святого Себастьяна напоминает и работа, взятая Дали за основу - это "Раненая амазонка" скульптора Поликлета. По сообщению Плиния Старшего, в конкурсе на лучшее изображение амазонки для Храма Артемиды в Эфесе однажды приняли участи пять великих скульпторов: Фидий, Поликлет, Кресилай, Кидон и Фрадмон - и победил именно Поликлет. 

Интересно, что изображенное на картине яйцо - один из излюбленных образов Дали, с которым художник чассто ассоциировал себя самого, остается нетронутым: явное указание на то, что отношения художника с поэтом так и не прешагнули за ту грань, за которой дружба начинает называться любовью. 

Как бы ни было, в жизни Дали было мало столь приятных и теплых воспоминаний, как те, что касались времен их дружбы с Лоркой. Собственно, одними из последних членораздельных слов, сказанных Дали в предсмертный период были: "Мой друг Лорка". 


Write a comment

Comments: 0