Человек-невидимка - Сальвадор Дали (1932)

Человек-невидимка - Сальвадор Дали

Картина "Человек-невидимка" была написана Сальвадором Дали в 1932-ом году и стала очередным "жертвоприношением" Дали одному из его главных фетишей - хлебу. В начале тридцатых Дали был одержим идеей отъять у хлеба его главную функцию - еды и пищи насущной, наполнить его множеством несвойственных хлебу смыслов и сделать его не просто артобъектом - но "хлебом Сальвадора Дали". 

Приведем цитату из "Тайной жизни Сальвадора Дали", где сам художник объясняет свою задумку следующим образом": Я изобрел колумбово яйцо: хлеб Сальвадора Дали. В то же время я раскрыл тайну хлеба — он может остаться несъеденным. Насущную вещь, символ питания и святого бытия, я превращу в бесполезную, эстетическую. Я сотворю из хлеба предмет сюрреализма. Что может быть легче, чем аккуратно вырезать с тыльной стороны хлеба два отверстия и вставить в них чернильницы? 

Что может быть более унизительным и прекрасным, чем видеть, как хлеб постепенно впитывает чернила Пеликана? В этом хлебе-чернильном приборе маленький квадратик, вырезанный в корке, служит вставочкой для перьев. А если хочешь вытирать перья прекрасным, довольно свежим мякишем, ничего не стоит заменять хлеб каждое утро.

Вернувшись в Париж, я выдвинул новый загадочный лозунг: "Хлеб, хлеб и ничего, кроме хлеба". Спрашивали не без юмора, не стал ли я коммунистом? Но уже догадались, что хлеб Дали предназначен не для помощи многодетным семьям. Мой хлеб был сугубо антигуманным. Он символизировал месть роскошного воображения утилитарности практического мира. Это хлеб станет аристократичным, эстетическим, паранойальным, софистским, иезуитским, феноменальным и ошеломительным.

Два месяца работы, размышлений, изучений, писаний привели меня накануне отъезда к озарению этим открытием, возможно, незначительным. Ломоть хлеба на моем столе подвел итог разумного опыта за этот период моей жизни. Такова уж моя оригинальность."

В это же время Дали начинает наделять хлеб исключительно антропоморфными "чертами" - в частности, французские багеты и схожий с ними "каталонский хлеб" обретает в работах Дали однозначно фаллическую форму. 

Что до картины "Человек-невидимка" - здесь трем багетам каталонского хлеба предназначено не только изображать целого "невидимого человека", но еще и рассказать нам всю его историю. 

На первый взгляд, перед нами незамысловатая и вполне безобидная картинка: убогие интерьеры рыбацкой хижины в Порт-Льигате, где началась совместная жизнь Сальвадора и Галы. В напоминающее бойницу окошко каменной халупы видна освещенная стена хижины напротив; один из каталонских батонов нарезан ломтями и лежит на столе, другой установлен вертикально на сиденье кресла, а третий - зачем-то балансирует наверху спинки. 

Одним словом, ничего необычного - но только на первый взгляд! Не станем забывать - мы имеем дело с Дали-сюрреалистом, и, к тому же, Дали-фрейдистом. И не просто "фрейдистом"  - но самым преданным и истовым поклонником учения Зигмунда Фрейда в целом свете. По большому счету, Сальвадор Дали с 1930-го по 1950-ый - это и есть Зигмунд Фрейд, изъясняющийся посредством живописи.  

Хлеб, балансирующий на спинке кресла (или на голове невидимого человека) - это прямая отсылка к мифу о национальном герое Швейцарии Вильгельме Телле, которому пришлось стрелять в яблоко, установленное на голове его сына, рискуя убить отпрыска. Этот миф Сальвадор Дали рассматривал, как  прекрасный пример эдипова комплекса, описанного Фрейдом:  жестокий доминирующий отец стремится уничтожить своего своего более слабого сексуального солперника, сына - правда, наказанием здесь выступает не кастрация, а смерть. 

Именно поэтому Сальвадор Дали ассоциирует Вильгельма Телля со своим собственным отцом, которые, по мнению художника, проявлял к нему такую же жестокость, стремясь подавить его, лишить самостоятельности и полностью уничтожить сачстье своего сына. Напомним: незадолго до того отец Сальвадора Дали категорически воспротивился связи сына с замужней женщиной, Гала, и прилагал все усилия, чтобы эту связь разорвать. Когда же этого не случилось, он изгнал Дали из дома и даже лишил его наследства. 

Тогда же, со времени разрыва (1930), Дали стал писать отца именно в образе жестокого тирана Вильгельма Телля, желающего уничтожить своего отпрыска. Ситуация эта не была еще изжита в 1932-ом, когда написана картина - выживать Сальвадору и Гале пока было сложновато, потому и тема отца-тирана оставалась для Дали актуальной. 

Хлеб установленный на спинке кресла вертикально несет в себе определенные фаллические коннотации, а вот хлеб порезанный на ломти - это еще одна отсылка к эдипову комплексу - тот самый страх кастрации, который, по Фрейду, испытывает вожделеющий мать ребенок со стороны отца. 

Вот так, с помощью трех батонов каталонского хлеба, Зигмунда Фрейда и своего таланта Дали рассказывает нам сложную историю своих взаимоотношений с отцом с позиций сюрреалистического фрейдизма. 

Свяжитесь с нами:

zakharovsergei@mail.ru

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram 

 +34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram

Write a comment

Comments: 0