Неверие апостола Фомы - Караваджо

Неверие апостола Фомы - Караваджо

Неверие апостола Фомы - одна из лучших картин Микеланджело Меризи да Караваджо на тему религии. Написанная между 1600 - 1602 годами, картина была приобретена покровителем Караваджо - банкиром и коллекционером произведений искусства Винченцо Джустиниани, а после распродажи коллекци последнего в 1816 году была куплена для дворца Сан-Суси в Германии, где находится по сей день. 

Заставить человека уверовать можно двумя способами: через духовную красоту Христа, отрицающую земное и возвыщающую его до бестелесного Бога-Отца - или через его физические страдания, в которых на первый план выступает человеческая суть Сына Божьего. 

Караваджо, как впоследствии и Мел Гибсон, снявший в 2004 году "Страсти Христовы" избрал второй путь - да и стоит ли этому удивляться. Человек жестокий, страдающий и часто ненавидевший себя; художник, сделавший изображение актов насилия и жестокости отличительной чертой своего непостижимого творчества; великий реколюционер в искусстве, утвердивший доминанту реализма над условностями маньеристской манеры - мог ли Караваджо поступить иначе?

Основой для сюжета картины послужила 20 глава Евангелия от Иоанна, где описан известный эпизод с апостолом Фомой, который открыто демонстрировал недоверие к рассказам других учеников, которые, в отличие от Фомы, уже присутствовали при явлениях Иисуса. 

Фома, обладавший кристическим умом ученого, напрямую заявлял, что поверит их россказням, если увидит воскресшего Учителя и лично удостоверится в наличии на теле его смертельных ран. 


Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. (Евангелие от Иоанна,  20:26-28)


Эти слова Христа чрезвычайно важны, поскоьку объясняют самую суть веры, которая, в отличие от науки, не нуждается в доказательствах. Именно по этой причине вера движет горы, а наука всего лишь объясняет  принципы их движения. 

Впрочем, провопоставлять науку религии - глубокое заблуждение, в свое время широко принятое в первом социалистическом государстве мира. У веры свои задачи, у науки свои, и они не только не противоречат, но взаимно дополняют друг друга, наглядным доказательством чему служит хотя бы тот факт, что многие всемирно известные ученые являлись глубоко верующими людьми.

Что до картины - перед нами зрелый Караваджо во всем своем великолепии: непревзойденный мастер светотени и убежденный реалист. Разглядывая картину с близкого расстояния, каждый, должно быть невольно ежится, чувствуя, как в его разверстую рану проникает пытливый и грубый палец Фомы с грязными ногтями - такова степень натурализма в работах Караваджо, ранее никем не достигнутая. 

Интересно отметить, что традиционный сюжет в трактовке Караваджо приобретает иное прочтение: судя по увлеченно наблюдающим за "экспериментом" двум другим апостолам, сомнения в Воскресении Иисуса возникали не только у Фомы. 

Опять же, нельзя не отметить, с каким потрясающим мастерством написан локоть левой упертой в поясницу руки Фомы, который, кажется, вот-вот прорвет холст и упрется прямо в глаз смотрящему. 

И, конечно же, есть смысл обратить внимание на видимый нам в профиль затемненный лик Иисуса, в чертах которого мы углядим сходство с Олоферном ("Юдифь и Олоферн") и Голиафом ("Давид с головой Голиафа") то есть, с самим художником, который любил отождествлять себя с персонажами, испытывающими невыносимые страдания. 

Write a comment

Comments: 0