Аллегория живописи - Ян Вермеер

Аллегория живописи - Ян Вермеер

Картина "Аллегория живописи" (известная также под названием "Искусство живописи") была написана Яном Вермеером в 1666-68 г.г. и по праву может считаться вершиной всего творческого наследия голландского художника. 

 

Столь длительный срок написания не должен нас смущать: Вермеер Делфтский писал эту картину не на заказ, а для украшения своей собственной мастерской. Если учесть, что живопись не являлась единственным источником дохода Вермеера, а за те пару картин в год, что он все-таки создавал, платили очень неплохие деньги, подобная неторопливость выглядит вполне обоснованной. 

 

Тем более, как мы уже сказали, картина была призвана наглядно продемонстрировать все высоты живописного искусства, которых удалось достичь Вермееру. 

Цель этой демонстрации, помимо вполне обоснованного тщеславия, понятна:  всякий потенциальный клиент, переступающий порог мастерской Вермеера,  должен был понимать: перед ним - художник экстра-класса, и склонить его написать что-нибудь "по-дешевке" вряд ли удастся. 

"Аллегория живописи", кроме всего прочего, и самая "интеллектуальная" картина художника. В ней Вермеер наиболее широко пытается осмыслить суть живописи вообще и приходит к выводу, что ни один другой вид изобразительного искусства (да и вообще искусства в целом) никоим образом с живописью не сравнится. 

Как утверждает Эрик Ян Слуйтер, картина "Аллегория живописи" специально предназначена для демонстрации превосходства живописи над другими формами искусства:

«Вермеер, кажется, указывает на то, что другие виды изобразительные искусства ... неадекватны в их имитации природы в сравнении с живописью.  Как бы ни были талантливы их создатели,  такие изделия всегда будут выглядеть как кусок обработанного камня или глины, лист бумаги с линиями или тканый текстиль - тогда как живопись способна имитировать не только действительность, но даже другие виды изобразительного искусства, в то время как обратного добиться невозможно. 

Только живопись может создать иллюзию совершенно убедительного пространства, наполненного светом, из всех этих различных материалов, веществ и тканей, а также человеческой фигуры в ее самой красивой и недолговечной ипостаси - в образе молодой женщины».

Со всем вышесказанным можно полностью согласиться, однако необходимо добавить и еще один момент: в своей "Аллегории живописи" Вермеер не только утверждает священное право художника на максимально полное отображение действительности, но и указывает на его способность изменять и преобразовывать эту действительность по своей воле, тем самым расширяя сферу полномочий художника от простого "фотографа" до творца-созидателя. 

"Художник - не ремесленник, а творец!" - именно так можно сформулировать декларативное заявление Вермеера. Отметим, искусство всегда было занято поисками себя и своего места в этом мире, а в 17 столетии, когда художник считался в большей степени ремесленником, нежели человеком искусства, этот вопрос всегда был актуален. 

Нет, господа, - заявляет Вермеер - художник - именно творец, обладающий уникальной, почти божественной властью обращать "воду в вино", а ничем не примечательную дочь соседа - в богиню! 

Для того, чтобы проиллюстрировать наше предположение наглядно, обратим внимание на модель, позирующую Вермееру: это действительно не отмеченная особенной красотой, к тому же, намеренно уменьшенная в масштабе картины девица с простоватым лицом, в лавровом венке, с книгой и трубой, призванная, по сюжету картины, изображать Клио - музу истории в древнегреческой мифологии.

Присмотревшись, мы увидим, что Вермеер пишет поясной портрет - именно по этой причине под красивой накидкой синего шелка  на натурщице просматривается обычное повседневное платье, которому на картину попасть не суждено, и потому ни малейшего значения оно не имеет. То есть, Вермеер подчеркивает, что здесь и сейчас, в его мастерской, на пространстве холста, направляемое его мастерской кистью, происходит чудо преображения, инициироваать которое способен лишь посвященный. 

Художник, таким образом, повышен Вермеером до статуса полубога, а статусу этому полагается соответствующее одеяние - и оно в картине тоже присутствует. Обратим внимание, как нетривиально наряжен Вермеер: по  бургундской моде, в нарядный дублет с полосатыми плиссированным рукавами, в пышный черный берет, в красные праздничные чулки - залюбуешься! 

Интересно, что подобные пышно-нарядные одеяния вышли из моды за полвека до написания картины, уступив место куда более прагматичным и скромным одеяниям, и тот факт, что Веласкес выбирает пусть архаичный, но прадничный вариант, служит все той же цели: подчеркнуть значимость фигуры художника. 

Этой же цели - максимальному возвеличиванию образа художника-созидателя -  способствует и еще один, поистине комический момент, незаметный с первого взгляда, но совершенно очевидный, если вглядеться попристальней. Обратите внимание на размеры сидящей фигуры Вермеера - и вы поймете, что она несообразно велика. Да, пока Вермеер сидит, это не бросается в глаза, но заставьте его мысленно "встать" - и вы поймете, что в этом случае его голова окажется под самым потолком комнаты!  

Учитывая совершенство технического мастерства Вермеера, вряд ли подобную несоразмерность можно списать на элементарную ошибку - очевидно, что художник сделал это намеренно! 

Надо сказать, Вермеер, для которого это картина стала кульминацией его творчества, неким своеобразным подведением итогов - как "Менины" для Веласкеса или "Галлюциногенный тореадор" для Сальвадора Дали - ценил эту картину гораздо выше всех прочих своих работ и не хотел расставаться с ней ни при каких обстоятельствах. 

Невзирая на тяжелые финансовые обстоятельства в конце жизни и неподъемное бремя долгов, предсмертной волей художника было любой ценой сохранить "Аллегорию живописи" в семье. Вдова художника после его смерти передала картину в собственность матери, однако это было оспорено одним из душеприкачиков Вермеера, и в 1677 году картина перестала быть собственностью семьи. 

В дальнейшем "Аллегория живописи" "ходила  по рукам", и во время этих хождений, вместе с утратой интереса к творчеству Вермеера, утратила и авторство. Долгое время считалась, что эта картина была написана Питером де Хохом. 

Тем не менее, в 1860 году вновь было выявлено авторство Вермеера, что совпало с возрождением общественного интереса к творчеству гениального голландца. В начале 20 века картина быстро приобрела мировую славу - и в 1940 году ее купил  Адольф Гитлер для своего музея в Линце. 

Когда кровавая авантюра фюрера начала трещать по швам, картину вместе с другими произведениями искусства прятали  в туннелях соляных шахт Альтаусзее, где "коллекция Гитлера" и была обнаружена американцами.  В 1946 г. "Аллегорию живописи" вернули австрийским властям, а 12 лет спустя полотно окончательно обосновалось в постоянной коллекции Музея истории искусств в Вене. 


Write a comment

Comments: 0