Корзина с фруктами - Караваджо

Корзина с фруктами (около 1599 г.) - натюрморт итальянского мастера эпохи барокко Микеланджело Меризи да Караваджо (1571–1610), который хранится в

Амброзианской библиотеке в Милане. Интересно, что картина "вышла из сумрака" лишь в 1991 году, когда специалист по творчеству Караваджо Лонги установил, наконец, истинное авторство произведения.

 

Отметим:  написав эту чудесную "рукотворную фотографию", как говаривал Дали, Караваджо снова разорвал и без того стонущую от его революционных деяний парадигму изобразительного искусства: художник нахально утвердил самоценность натюрморта в ту пору, когда этот вид живописи считался вспомогательным и второстепенным, а в Италии не практиковался вообще. 

На картине изображена плетеная корзина, стоящая на самом краю невидимого стола - точнее, мы видим лишь часть столешницы, за которую корзина выступает самым натуральным образом, что, опять же, дает нам основание считать Караваджо первым художником, применившим при написании картины технику тромплёй (trompe-l'œil).

В корзине присутствуют следующие фрукты: крупный, с красноватой кожицей персик, прикрепленный к стеблю с червоточинами на листе, причиненными, скорее всего, восточной плодовой молью (Orthosia hibisci). Под ним - одно красно-желтое яблоко, показанное со стороны стебля, с двумя отверстиями, проделанными насекомыми - вероятнее всего, плодожорками. Одно из отверстий окантовано гнилью по краю. 

Также мы обнаружим красно-желтую грушу с явными следами "работы" еще одного вредителя (Archips argyospita); четыре плода инжира, два белых и два пурпурных - пурпурный переспелый и раскалывающийся по бокам, плюс большой фиговый лист с заметным повреждением от антракноза (Glomerella cingulata); айву, которая, в отличие от большинства изображенных художником фруктов выглядит почти безупречной...

Кроме того, Караваджо изобразил четыре грозди винограда: с черными, красными, золотистыми и белыми плодами. В красной грозди справа мы обнаружим несколько подвявших виноградин, в то время как в двух гроздях слева немело перезрелых ягод. 

В правой части корзины два недозрелых плода инжира, а слева в задней сзади - спелый черный. По бокам корзины расположены два побега: справа - виноградный с двумя листьями, причем, на обоих видны следы "обработки" травоядными насекомыми, а слева - увядающий окончательно отросток айвы или груши.

Как видим, даже для того, чтобы сделать неполную "опись" всего изображенного Караваджо, требуется немало времени - а ведь художнику нужно было все это написать, причем не условно и не кое-как - а с самой величайшей точностью, какой и сегодня позавидует любой художник-гиперреалист! 

Корзина фрутов - Микеланджело Меризи да Караваджо

Красивые, сочные, спелые - но уже начавшие портиться и увядать фруты - не что иное, как метафора бренности и краткосрочности нашего греховного бытия: тема во времена Караваджо более чем популярная. Кроме того, некоторые специалисты по Караваджо утверждают, что "Корзина с фруктами" - не что иное, как метафора Церкви, которая, как известно, принимает в тело свое как праведников, так и грешников. 

Недавнее рентгеновское исследование показало, что "Корзина с фруктами" была написана поверх другого изображения, содержавшего гротескные сценки в стиле друга Караваджо - Просперо Орси, который в свое время помог Караваджо завязать знакомство с серьезными ценителями искусства и коллекционерами - в частности, с первым покровителем, кардиналом Франческо Дель Монте.

Известно, что в 1607 году "Корзина с фруктами" уже  была частью коллекции кардинала Федерико Борромео, который являлся архиепископом Милана, бывал в Риме в 1597–1602 годах и однажды гостил в доме Дель Монте в 1599 году. Борромео проявлял особый интерес к североевропейским художникам, таким как Поль Бриль и Ян Брейгель Старший, которые также находились в то время в Риме, и писали натюрморты в качестве самостоятельных картин - чего в итальянском искусстве той поры еще не встречалось.

В то время Караваджо писал натюрморты в качестве элементов "полноценных" картин: «Мальчик, укушенный ящерицей», «Вакх», «Лютнист»  - и, не исключено, что Борромео попросил Караваджо исполнить натюрморт отдельной картиной.

Как и ее двойник в широко известной работе Караваджо «Ужине в Эммаусе», корзина, кажется, балансирует на краю картины и вот-вот "выпадет наружу", вторгнувшись в пространство зрителя. Понятно, что в "Ужине в Эммаусе" это драматический прием, с помощью которого художник значительно усиливает напряжение сцены, однако в "Корзине с фруктами" эта "обманка" (тромплёй), кажется, является самоцелью (если, разумеется, не считать дидактического смысла картины). 

 

Одно и в наши дни остается неоспоримым:  невероятный квазифотографический реализм свойственный "Корзине с фруктами" и восхищающий нас, как и прежде.

Подобрать отель в Милане:

Write a comment

Comments: 0