Энрикета Марти - "Вампирша из Барселоны"

Энрикета Марти - "Вампирша из Барселоны"

Энрикета Марти Риполь, появившаяся на свет в Сан-Фелиу-де-Льобрегат 2 февраля 1868 года и бесславно закончившая свои дни 12 мая 1913 года в тюремной больнице в Барселоне, вошла в историю не только Испании, но и всего мира как одна из самых жестоких серйных убийц всех времен. 

 

На совести этой женщины, согласно версии следствия - до 20 человеческих жизней, причем, что самое страшное, жертвами Энрикеты становились маленькие дети, который она похищала, эксплуатировала в качестве сексуальных рабов, а затем убивала и использовала части тел убиенных  для приготовления "целительных" снадобий - среди прочего, Энрикета подрабатыввала еще и знахаркой, предлагая своим состоятельным клиентам "лекарства" весьма специфического толка. 

"Вампирша из Барселоны", Вампирша из Раваля", "Вампирша с улицы Понент" - под такими прозвищами вошла Энрикета Марти в историю криминального мира. Однако изыскания современных историков позволяют усомниться в официальной версии - или, во всяком случае, допустить, что в действительности всё вовсе не так однозначно. 

Давайте же попробуем разобраться в этой донельзя запутанной и наделавшей в свое время много шума барселонской истории. Прежде всего, рассмотрим версию следствия. 

Официальная версия

В юном возрасте Энрикета перебралась из своего родного городка в Барселону, где устроилась работать няней,  однако довольно быстро сообразила: занятие это крайне неприбыльное, и, к тому же, хлопотное и вредное для здоровья. Детишки постоянно требовали ухода, а родители оных то и дело предъявляли претензии, что Энрикета, дескать, "неправильно" присматривает за их чадами.

Не долго думая, Энрикета сменила профессию, пополнив дружные ряды барселонских проституток. Ей доводилось работать как в "приличных" домах терпимости, так и на улице - в районе Барселонского порта или в квартале Портал де Санта Мадрона. В 1895 году она "по работе" познакомилась с художником по имени Жоан Пужало и, под влиянием внезапно вспыхнувших чувств, скоропалительно выскочила за него замуж. 

У пары, надо сказать, были бурные отношения: одних только "окончательных" расставаний, за которыми следовали столь же страстные примирения, можно насчитать не менее шести. Тем не менее, брак не продлился долго. Как заявлял впоследствии Жоан Пужало, их союз распался из-за того, что Энрикета, сделавшись замужней женщиной, так и не оставила занятий проституцией. В итоге они расстались, так и не успев завести детей. 

Продолжив заниматься продажей  своего тела, Энрикета, похоже, неплохо в этом преуспела. Бесценный опыт профессии помог ей окончательно убедиться в том, что среди внешне допропорядочных представителей барселонского общества полно законченных извращенцев, которые готовы платить за воплощение своих крайне нездоровых прихотей гораздо больше, чем за "обычный" секс с проституткой. 

Так она пришла к мысли о том, чтобы завести собственный публичный дом и предоставлять для сексуальных услуг богатым извращенцам детей - и вскоре воплотила задуманное в жизнь. 

Примерно в это же время, как отмечалось, Энрикета начала вести странную двойную жизнь: днем, в лохмотьях, она просила милостыню у церквей Барселоны, а вечером, разодевшись по последней моде, посещала самые "приличные" места каталонской столицы, где собиралась сплошь почтенная публика: оперный театр Лисео, казино и дорогие рестораны города, где, по мнению полицейских, она и предлагала свои услуги сутенера, специализирующегося на детях. 

В 1909 году Энрикета Марти была задержанка полицией в своей квартире на улице Минерва в Барселоне по обвинению в содержании публичного дома с предоставлением сексуальных услуг детьми от 3 до 14 лет.

 

Вместе с ней был задержан некий молодой человек из барселонского семейства с высоким социальным статусом. Благодаря тому, что подобными же услугами Энрикеты, предположительно, пользовались многие высокопоставленные деятели города, скандал удалось замять, и дело, в конце концов, было отправлено в архив.  

Помимо профессии детского сутенера, Энрикета к тому времени стала заниматься еще и целительством. Она предлагала своим клиентам всевозможные бальзамы, мази, фильтры, припарки и снадобья, в особенности, для лечения туберкулеза, (чахотки, как называли тогда эту страшную болезнь), и других заболеваний, которые не поддавались лечению методами традиционной медицины. 

Предположительно, ингредиенты, которые она использовала для изготовления своих целительных снадобий, состояли из останков детей, которых она похищала, заставляла заниматься проституцией, а после убивала и использовала для приготовления своих мазей и бальзамов фактически всё: жир, кровь, волосы и кости, которые обычно перемалывала в порошок.

10 февраля 1912 года Энрикета Марти похитила девочку по имени Тересита Гитарт. В течение двух недель велись поиски девочки - хотя нельзя сказать, чтобы полиция выказывала особое рвение. Население Барселоны бурно негодовало по поводу бездействия полицейских: это было далеко не первое похищение, когда ребенок бесследно исчезал, а полиция проявляла удивительное равнодушие к поискам пропавшего.

На след Энрикеты Марти полицию навела ее соседка по имени Клаудия Элиас. 17 февраля Клаудиа увидала девочку с обритой головой, выглядывающую из окна квартиры Энрикеты во внутренний дворик.  Квартира находилась в доме № 29 по улице Calle de Poniente. Этот дом, кстати, вполне сохранился до наших дней, хотя улица сегодня носит другое название: Joaquin Costa. 

Клаудиа Элиас никогда не видела эту девочку раньше. Малышка играла с другим ребенком - Ангелитой, которую соседка знала как дочь Энрикеты. Увидев появившщуюся в окне Энрикету, Клаудиа поинтересовалась у нее на предмет незнакомой девчушки - однако Энрикета попросту захлопнула окно, не ответив ей ни слова.

Заподозрив неладное, Клаудия Элиас поделилась своими сомнениями с приятелем, выказав почти уверенность в том, что обритая девочка - не кто иная, как похищенная недавно Тересита Гитарт.

В конце концов, она заявила о своих подозрениях в полицию, и 27 февраля три полицейских нашли возможность проникнуть в кваратиру Энрикеты. Там они обнаружили двух девочек, одна из которых действительно оказалась похищенной Терезой Гитарт.  Другая девочка представилась Ангелитой, заявив, что она - дочь Энрикеты Марти. 

Энрикета Марти, Ангелита и Тересита

Энрикета, Ангелита и Тересита

Во время допроса Тересита рассказала, что Энрикета подошла к ней, когда малышка гуляла на улице нподалеку от свого дома.  Взяв девочку за руку, она, пообещав купить ей сладости, быстро повела, ее прочь. Вскоре Тересита поняла, что незнакомка уводит ее слишком далеко от дома. Когда девочка попыталась заплакать, Энрикета, пребольно ущипнув ее, строго-настрого приказала ей молчать, пригрозив, что в противном случае придушит ее, как котенка. 

В своей квартире Энрикета первым делом остригла девочку и объявила ей, что теперь ее звут Фелисидад, родитей у нее больше нет, а она, Энрикета - отныне ее мачеха, и именно так девочка должна ее называть при посторонних.

По словам похищенной девочки, Энрикета кормила ее картошкой и черствым хлебом. Она ни разу не ударила ее, однако периодически щипала в наказание за то, что девочка подходит к окнам, что ей строго-настрого было запрещено делать. Часто Энрикета уходила, оставляя детей в запертой квартире одних. 

По словам Тереситы, во время одной из отлучек Энрикеты они с Ангелитой заглянули в одну из комнат, куда им запрещено было входить и нашли там окровавленный мешок с девичьей одеждой внутри. Также девочки обнаружили в мешке большой обвалочный нож - тоже в пятнах засохшей крови. 

За все время, что Тересита находилась к вартире Энрикеты, та не разу не ввыводила ее на улицу. После дачи показаний Тереситу вернули родителям. По версии самой Энрикеты, она обнаружила потерявшуюся и голодную девочку недалеко от госпиталя Сан-Пабло и из жалости поселила бедняжку у себя. 

Показания Ангелиты  - "дочки" Энрикеты - были гораздо более устрашающими. По словам девочки, до Тереситы с ними жил еще один "потерявшийся" мальчик по имени Пепито. Ангелита утверждала, что случайно подсмотрела, как ее мать убила Пепито ножом на кухонном столе. 

Вскоре у полиции возникли серьезные подозрения на предмет того, что Ангелита вообще является дочерью Энрикеты. На сцене по собсотвенной инициативе возник бывший муж Энрикеты, художник Жоан Пужало, узнавший о происходящем из газет. Пужало заявил, что детей у них с Энрикетой никогда не было, и он понятия не имеет, откуда у Энрикеты "взялась" дочь. 

Медицинское обследование Энрикеты подтвердило, что она никогда не рожала. Так вскрылась еще одна тайна этой женщины: помогая при родах своей невестке Марии Пужало, Эникета смогла убедить ее, что ребенок родился мертвым, на деле оставив девочку себе. 

 

Обвинение в похищении и убийстве

При повторном осмотре квартиры была обнаружена сумка, о которой говорили девочки, а в ней детская одежда, перепачканная кровью, и окрововленный нож. Также полиции удалось обнаружить еще один мешок с детской одеждой, на дне которого были найдены детские кости -всего около 30. 

На костях имелись следы от огня. Также полицейские обратили внимание на то, что в квартире, имевшией аскетичный, если не сказать - нищенский вид, одна из комнат, гостиная, резко контрастировала с остальной обстановкой. Гостиная выглядела почти роскошно, а в дорогом шкафу имелся целый гардероб красивой детской одежды для мальчиков и девочек.

В одной из комнат, дверь которой пришлось взломать, полицейских ждало ужасное открытие: они нашли там  около пятидесяти кувшинов, кувшинчиков, мисок, небольших тазов и прочих емкостей с сохранившимися человеческими останками: жиро, превращенным в масло, свернувшейся кровью, человеческими волосами, костями рук, костной пылью и т.д. Часть "продукции" этой ужасной фабрики уже была расфасована и готова к продаже. 

Что касается Пепито, когда Энрикету спросили о его местонахождении,  она показала, что одна семья из сельской местности доверила ей заботиться об этом ребенке, потому что он был болен, однако после того, как мальчик выздоровел, его забрали домой, и больше ей о нем ничего не известно. 

Однако страшные улики, обнаруженные в квартире, показания Ангелиты, а также сбивчивые и путаные показания самой Энрикеты заставили полицию усомниться в ее словах и придти, в конце концов, к выводу, что мальчик в дейсвительности был похищен и убит ею, а тело его самыи варварским образом использовано для приготовления "лекарств". 

Что касается наличия  в ее квартире детский костей и других человеческих останков, а также кремов, снадобий, припарок, мазей и бутылочек с кровью, которые были у нее на полу, а также ножовки по металлу, которой, преположительно, она могла расчленять трупы своих жертв. 

Энрикета поначалу утверждала, что все эти предметы нужны были ей для изучения анатомии, однако когда полицейские сообщили ей, что, согласно результатам экспертизы, кости подвергались воздействию высоких температур, она, в конце концов, призналась в своих занятих знахарством, а также в том, что использовала фрагменты детских тел для приготовления своих снадобий. 

В момент "слабости" она даже предложила полицейским обследовать еще несколько квартир в Барселоне, которые она арендовала и указал адрес каждой из них. В то время ей уже было предъявлено обвинение в похищении ребенка и занятиях сутенерством. Невзирая на давление следствия, Энркета упорно отказывалась назвать имена своих влительных клиентов, возможно, рассчитывая на то, что они вытащат ее их тюрьмы. 

Полиция тем временем провела тщательный обыск в квартирах Энрикеты по указанным ею адресам - и страшные находки не замедлили воспоследовать. Во всех квартирах удалось обнаружить человеческие останки. В саду дома на улице Calle de los Juegos Florales полицейские нашли череп трехлетнего мальчика и кости, соответствующие детям 3, 6 и 8 лет. 

Кроме того, были обнаружены некоторые предметы детской одежды, такие, как штопанный носок, что навело полицейски на мысль, что Энрикета похищала детей из многодетны хсемей низшего сословия, у которых попросту не было средств на розыски пропавшего ребенка.

В одной из квартир полиции удалось обнаружить тетрадь, содержавшую рецепты снадобий, а также список, в котором фигурировали семьи, отдавшие детей Энрикете для "присмотра", а также немалое число весьма известных в Барселоне личностей, среди которых были видные политики, врачи, бизнесмены и банкиры. Очевидно, что все эти люди пользовались услугами детской сутенерши. 

Полиция всеми силами пыталась не допустить обнародование этого списка, понимая, что это вызовет в обществе целую бурю возмущения. Барселона, как и вся Испания, переживала тогда тяжелейший социально-экономический кризис, усугубленный недавними событиями Трагической недели и последовавшего за ней процесса с большим количеством приговоренных к смертной казни. 

Народные массы, одним словом, бурлили, испытывая затяжной прилив ненависти к власть имущим - и потому полицейским удалось "убедить" издание  ABC, через свои источники в полиции раздобывшее список, опубликовать  лишь частично, сообщив имена обманутых Энрикетой родителей и полностью исключив из него склонный к извращениям барселонский "бомонд",

В ожидании суда Энрикета был заключена в тюрьму "Рейна Амалия" (учреждение, разрушенное в 1936 году) - и там, как известно, пыталась покончить жизнь самоубийством, перерезав себе вены дереянным ножом. Это вызвало всеобщее возмущение - люди хотели, чтобы детоубийца предстала перед судом и после была казнена самым мучительным способом, применявшимся вплоть до 1975 года - через удушение гарротой.

Кроме того, многие надеялись, что на суде или в ходе следствия она, наконец, начнет давать показания против высокопоставленных персон, пользовавшихся ее услугами, и потому преждевременная смерть Энрикеты никак не входила в их планы. После этой попытки самоубийства к ней в камеру подселили сразу трех женщин-заключенных, в задачу которых входило следить за ней день и ночь, чтобы не допустить следующей попытки самоубийства. 

Энрикета Марти, вампирша из города Барселона

Дом в Барселоне, где была обнаружена похищенная Тересита Гитарт

Доходило до того, что они даже не давали ей накрыться простыней во время сна - чтобы она не попыталась вскрыть вены зубами. Однако Энрикета так и не предстала перед судом: через год и три месяца после ареста, рано утром 12 мая 1913 года, он скончалась в тюремной больнице  то время, как следствие еще не было завершено. 

Официальной причиной смерти была названа "продолжительная болезнь" (вероятнее всего, рак матки), хотя, как утверждает народная молва, ее линчеваи сокамерницы во время одной из прогулок в тюремном дворе. Так или иначе ,свои секреты Энрикета унесла в общую могилу на кладбище Монжуика, где ее похоронили. 

Недавние исследования по делу "Вампирши из Барселоны"

Барселонский писатель Джорди Короминас в своей книге «Барселона 1912», опубликованной в 2014 году, провел исчерпывающее расследование жизни Энрикеты Марти. Просматривая опубликованные в то время журналистские хроники этого дела, он заметил, что многие летописцы сфокусировались на первых днях расследования, которые, как мы помним, ознаменовались ужасными находками.  

Однако о конкретных результатах следственных действий в  связи с этими находками, равно, как и о неопровержимых уликах, указывающих на виновность Энрикеты в многочисленных похищениях и убийствах, практически ничего не сообщалось.   По версии Короминаса, на Энрикету Марти в огромной стеени повлияло одно событие, определившее всю ее дальнейшую жизнь: смерть ее десятимечячного ребенка.  

Отсюда все ее действия в попытке завести нового ребенка, если не родив его (такой возмжности, по видимости, лишилась) то похитив, или "взяв на воспитание". Таким ребенком стала Ангелита, а похищение Тереситы - по сути, единственный доказанный эпизод - могло быть вызвано стремление найти свой "дочке" подружку. 

Короминас не отрицает, что Энрикета Марти предоставляла детей для секусальных услуг, однако полагает, что для того, чтобы по возможности замять этот скандал, и была изобретена мрачная, полная леденящих кровь подробностей история о том, что Энрикета не только убила два десятка детей, но еще и "переработала" их останки. 

Короминас ссылается на то, что детские кости, обнаруженные в ее квартирах, не были останками относительно недавно убитых детей, но, скорее всего, были "позаимствованы" Энрикетой с кладбища для тех или иных знахарских целей. Всякая уважающая себя колдунья, целительница, знахарка попросту обязана иметь у себя нечто подобное - справедливо отмечает автор. 

Кроме того, факт, что в составе приготовленных Энрикетой снадобий действительно присутствуют фрагменты чеолвеческих тел, так и не был подтвержден или опровергнут никакими результами экспертизы. Напомним, когда Энрикета "очень удачно" умерла, следствие еще велось. 

Собственно, защищавший Энрикету адвокат тоже настаивал на этой версии, указывая на то, что единственным доказанным эпизодом похищения ребенка является случай с Тереситой, а тот факт, что она выдавала свою племянницу за родную дочь, преварительно скрыв, что ребенок жив, от настящей матери, красноречиво, по словам адвоката, указывал на то, что Энрикета страдала серьезным психическим растройством, вызванным смертью своего единственного ребенка. 

Так или иначе, свою тайну Энрикета Марти, "Вампирша из Барселоны", унесла с собою в могилу. Возможно, бОльшая часть приписываемых ей ужасов - всего лишь результат недобросовестного следствия, желания любой ценой скрыть компрометирующую барселонский "бомонд" информацию, и, конечно же - извечная любовь толпы к крови и ужасам.  

Во многом благодаря этой кровожнадной склонности человеческого вида, Энрикета Марти, невзирая на недоказанность большей части предъявленных ей обвинений, навсегда останется в памяти человечества как одна из самых страшных серийных убийц двадцатого века. 

Write a comment

Comments: 0