Фриз Гигантов в Барселоне - Пабло Пикассо

 Оказавшись на Новой Площади (plaza Nueva) в Готическом квартале Барселоны, вы просто не сможете не заметить их: гигантские, довольно неряшливые и откровенно примитивные изображения, украшающие с трех сторон бетонный фриз здания Коллегии Архитекторов. Возможно (и даже почти наверняка), вы скажете, или хотя бы подумаете: "Боже, да я в пять лет рисовал гораздо лучше!"

Да, не спорю: в пятилетнем возрасте я тоже рисовал гораздо лучше, чем то, что мы можем лицезреть на фасаде штаб-квартиры Архитекторов, однако здесь вопрос не в том, кто и как рисовал, а в том, кого и как зовут. 

Так вот: человека, который является автором сграфитто, о которым мы ведем речь в этой статье, звали Пабло, а фамилия его была Пикассо - да-да, тот самый Пикассо, некоторые работы которого стоят сегодня свыше 100 000 000 в твердой и зеленой, как капуста, валюте. 

Именно этот, а не какой-нибудь другой Пабло Пикассо выступил в качестве автора работы, инаугурация которой (вместе со зданием) состоялась 29 апреля 1962-го. 

Работа эта появилась на свет благодаря счастливой или, напротив, несчастливой случайности: в зависимости от того, как вы относитесь к творчеству Пикассо. В конце 50-хх годов, будучи во Франции, каталонский архитектор Ксавье Бускетс познакомился с Пабло Пикассо - и даже побывал у него в гостях. 

Пикассо и вообще любил зазывать к себе домой случайно встреченных им барселонцев - и расспрашивать их на предмет того, как обстоят дела в каталонской столице. Не будем забывать: в Барселоне прошла юность Пикассо - самые прекрасные, как ни крути, годы жизни; в Барселоне жили его родители; в Барселоне Пикассо делал первые шаги в живописи; в Барселоне прошла его первая выставка... 

Одним словом, с Барселоной Пикассо связывало слишком многое, а между тем, вернуться ни в Барселону, ни в Испанию Пикассо не мог. В Испании, как мы помним, здравствовала и процветала диктатура Франко, и коммунист Пикассо был категорически несовместим с фашистской идеологией Фаланги - единственной на тот момет политической партии в Испании. 

Однко по Барселоне Пикассо явно тосковал, вспоминая о ней с нескрываемой ностальгией, как отметил Ксавье Бускетс. 

Когда архитектор выиграл конкурс на строительство новой штаб-квартиры Колледжа архитекторов, у него возникла мысль: обратиться к Пикассо с просьбой сделать эскизы, которые затем Бускетс намеревался использовать для украшения гигантского фриза здания. 

Пикассо воспринял предложение Бускетса с большим энтузиазмом, обещал что все сделает, причем, на безвозмездной основе - однако, похоже, тут же о своем обещании и забыл. В конце концов, Пикассо был занятым человеком. 

Между тем, строительство здания подходило к концу, самое время было браться за фризы - а эскизов от Пикассо все не было. Бускетс принялся названивать Пабло регулярно, и однажды признался ему, что каждое утро молит Всевышнего лишь об одном: чтобы Пикассо выполнил, наконец, обещание и прислал эти самые эскизы. 

Как ни странно, это подействовало.  15 октября 1960 г. коробки с эскизами были, наконец в Барселоне. Пикассо выполнил по одному эскизу для каждой из тртех сторон фриза, и, кроме того, сделал два эскиза для украшения первого этажа здания. Он также сделал еще два чертежа интерьера первого этажа нового здания колледжа. 

Предварительно была оговорена техника, в которой будет выполнена работа: пескоструй на довольно тонком слое белого бетона, под которым находится базальт. Именно обнажившийся слой базальта и образует контуры изображения. В качестве исполнителя Пикассо предложил норвежского художника Карла Несьяра, который уже выполнял работу в этой технике, воспрозводя в натуральную величину рисунки Пикасс для правительственного здания в Осло. 

Бородатый, нордического вида Карл мигом прилетел в Барселону. Для начала были сделаны диапозитивы эскизов Пикассо, сделанных в масштабе 1:10. Затем Карл Несьяр воспоизвел их на бумаге в натуральную величину. 

После их закрепили на фризе -и работа, что называется, закипела. Учитывая огромный размер изображений, в общес сложности Несьяру потребовалось полгода, чтобы выполнить этот заказ. 

Фриз, выходящий на улицу carrer Dels Arcs носит название "Фриз детей" - и действительно, приглядевшись к линиям, выполненным шаловливой рукой Пикассо, можно обнаружить детей, танцующих национальный каталонскийц танец - Сардану:

Фриз, выходящий на улицу carrer Capellans, носит название "Фриз Сеньеры" (Senyera - национальный флаг Каталонии). На изображениях этого фриза помимо народных каталонских хоров Ансельма Клаве (организатора движения "Музыку - в массы"), можно наблюдать фавнов из лесов Кольсеролы, ответственных за плодородие и урожай.  

И, наконец, центральный фриз, известный как "Фриз Гигантов" или Фриз радости", посвященных сразу двум памятным Пикассо празндикам: празднику Тела Христова, во время которого в Барселоне традиционно усраивается шествие гигантов, а во-вторых, Пальмовому Воскресенью ( известному также, как Вербное Воскресенье). 

Работа эта вызвала огромную полемику, причиной которой стали как сомнительные художественные достоинства "шедевра" Пикассо, так и тот факт, что Пикассо был в свое время коммунистом, а атеистом остался до конца дней. По этому причине фризом Пикассо была особенно недовольна Церковь, что неудивительно: Епископский дворец Барселоны выходит фасадом на ту же площадь, что и здание коллегии ахритекторов. 

Пршлось архитектору Бускетсу нарядиться в парадную форму Голубой дивизии и в таком виде нанести визит архиепископу Барсеолоны, дабы попросить его о большей терпимости, к которой, собственно, призывает сама Церковь. Со временем, впрочем, споры  утихли, а фриз Пикассо, отреставрированный в 2001 году, по-прежнему на своем месте.

Нравится ли мне эта работа Пикассо? Ни в коем случае! Она откровенно ужасна, убога, нелепа и напоминает творения пьяных подростков на заброшенной стройке панельного дома. Рад ли я, что фриз "по-прежнему на своем месте"? 

Безусловно! Рад всем сердцем. Потому что  его делал сам Пикассо. А Пикассо, прошу заметить, это художник, 97% работ которого являются варварским издевательством над искусством, зато оставшиеся 3 % - потрясающие шедевры, за которые, собственно, мы Пикассо и любим. 

Write a comment

Comments: 0