Сальвадор Дали - "Муравьи" (1936)

Сальвадор Дали - "Муравьи для Эльзы Скиапарелли"

Работа "Муравьи", выполненная Сальвадором Дали в 1936-ом (гуашь, тонированная бумага) представляет собой изображение двух групп муравьев, копошащихся вокруг двух хлебных колосьев. 

 

Мы уже рассказывали о чудесной миниатюре художника под таким же названием: "Муравьи", которую Дали выполнил в 1929-ом, и сейчас упоминаем о ней неспроста: эти две вещи, посвященные одному и тому же навязчивому образу, проходящему красной нитью сквозь все работы каталонца начала сюрреалистичесого периода, подчеркивают значимость "муравьиного фетиша", а зодно и демонстрирует совершенно разные техники, которыми, среди множества других, владел очень одаренный художник Сальвадор Дали. 

"Муравьи" 1936-го, о которых мы ведем речь сейчас: вещь чрезмерно для Дали упрощенная, глянцевая, в высшей степени стилизованная - так и хочется сказать: вещь скорее "дизайнерская", чем претендующая на то, чтобы считаться произведением искусства. 

Так и есть!  Эти "Муравьи" были созданы Сальвадором Дали в качестве образца рисунка для шарфа знаменитого модного дизайнера Эльзы Скиапарелли, с которой Дали не только водил приятельские отношения, но и активно сотрудничал. 

В мире моды Эльза была таким же новатором и революционером, каким Сальвадор Дали - в мире искусства. Не удивительно, что с первого же знакомства между ними возникла взаимная симпатия, быстро переросшая в дружбу. 

Предприимчивость и природное чутье Дали, а также отсутствие желания следовать своим же стереотипам поистине удивительны: для успешного дизайна шарфа Скиапарелли он использовал один из самых мрачных символов-образов своих картин: муравьев, которые для художника ассоциировались с гниением, разложением и смертью. 

"Муравьи приводят меня в ужас. В своих работах я изображаю вещи, которые меня ужасают (демонические) и вещи, которые приводят меня в восторг (ангельские)." Муравьи, безусловно - вещь "демоническая". Одно из первых "ужасных" детских воспоминаний Сальвадора, навсегда врезавшееся в его память, связано именно с муравьями. Однажды кузен Дали подстрелил летучую мышь - и отдал подранка маленькому Сальвадору. Но дадим слово самому художнику:

"Входим в дом. Кузен кладет животное в металлическое ведерце и отдает его мне. Я так счастлив! Бегу в купальню — одно из любимейших моих мест в доме. Там в перевернутом стакане у меня уже есть божьи коровки, металлически мерцающие на листочках мяты. Туда же сую светляка и кладу стакан в ведерце, где съежилась летучая мышь. Час перед ужином проходит в каком-то бреду. Я вовсю трезвоню о летучей мыши, о том, как горячо ее люблю. То и дело ласкаю и целую ее шерстистую головку. 

На следующее утро страшный спектакль продолжается. Стакан перевернут, божьи коровки получили вольную, светляк исчез, а летучая мышь, кишащая муравьями, хрипит раскрытой пастью, обнажая мелкие стариковские зубки. В этот то момент перед решетчатой дверью и появляется дама с вуалью. Я хватаю камень, запускаю в нее — и промахиваюсь.

Она смотрит на меня с удивлением и нежным любопытством. Я весь дрожу, мне невыносимо стыдно. И вдруг я делаю нечто ужасное, от чего дама испуганно кричит. Хватаю летучую мышь, как бы желая пожалеть ее, приласкать, а на самом деле — причинить боль, и кусаю животное, с такой силой лязгнув зубами, что его голова, как мне показалось, чуть ли не распалась надвое. 

Содрогнувшись, я бросаю летучую мышь в бассейн и бегу прочь. Овальное зеркало бассейна и без того усеяно черными гниющими фигами, падающими с нависающей ветви большого дерева. Когда через несколько метров я оглядываюсь, то сквозь слезы на глазах различаю среди плавающих фиг лишь расчлененное тельце бедняжки летучей мыши. После этого случая я и близко не подходил к купальне. Еще и теперь, всякий раз, когда черные точки напоминают мне фиги в бассейне, где погружалась в воду летучая мышь, я так же, как и тогда, содрогаюсь от ужаса."

Забегая вперед, скажем - ужас этот остался с художником на всю жизнь. А после того случая с летучей мышью маленький Дали полюбил наблюдать за колониями этих смышленых и высокоорганизованных насекомых, способных убивать и пожирать живых существ, которые в сотни и тысячи  раз больше их самих. 

Созерцание этих сцен муравьиной жизни вызывало в ребенке два противоположных чувства - восторг и отвращение - одновременно. Армады крохотных существ, способных поглотить без остатка и следа всё, что угодно - невероятность и в то же время наглядная реальность этой трагической метаморфозы буквально околдовали малютку Дали. 

Когда муравьи из детских воспоминаний переселились в картины Сальвадора Дали, они призваны были символизировать разложение, упадок, разрушение и постоянные перемены, приводящие в конечном итоге к гниению, смерти и исчезновению живой материи без остатка и следа. В то же время ненасытность множества мелких пожирателей в конце 20-хх годов в сознании Дали стала ассоциироваться со всепоглощающим сексуальным влечением. 

Казалось бы, разложение, разрушение, смерть и секс - совсем разные категории. Однако не стоит забывать о крайне двойственном отношении Дали к физиологической стороне отношений между мужчиной и женщиной. Благодаря некоторым "перегибам", допущенным отцом Сальвадора в воспитании сына (а Дали, по своим же рассказам, ознакомился с этой физиологией по книге о венерических заболеваниях, в которой имелись хорошие фотографией изуродованных болезнями половых органов - так отец хотел предохранить сына от неправильной половой жизни), Дали изначально, еще не познав женщину, уже воспринимал ее как некий грязный, гниющий и могущий вызывать гниение в других источник. 

Это восприятие вовсе не отменяло естественного для юноши традиционной ориентации сексуального влечения к женщинам, которое художник из страха перед сексом долго заменял активной мастурбацией - и лишь Гала, неожиданно возникшая на жизненном горизонте Дали, смогла избавить его от своеобразного плена, в котором находился Дали, одновременно желая женщину - и испытывая к ней отвращение. 

Так что для Сальвадора Дали, как видим, секс и гниение (разложение, разрушение, смерть) - вовсе не бесконечно далеки друг от друга. Муравьи присутствуют во многих работах Сальвадора Дали из числа самых известных: в картине "Постоянство памяти", "Великий Мастурбатор" , "Фонтан" и др. 


Длительность базовой экскурсии в театр-музей Сальвадора Дали - 7 часов.

Стоимость: 1-3 человека - 330 €, 4-5 человек - 350 €, 6 человек - 390 €, 7 и более человек - по запросу.

Примечание: входные билеты (стоимость билета - 15 €) не включены в стоимость экскурсии.

Свяжитесь с нами:

zakharovsergei@mail.ru

Тел, WhatsApp, Viber, Telegram 

 +34 630917047

Мы на Facebook

Мы в Instagram

Write a comment

Comments: 0